.RU

Эта книга не очерк истории кино это попытка таксономии, опыт классификации образов и знаков. Ктому же в первом томе мы ограничимся только определением элемен - страница 2


множествами. Ведь множества закрыты, а все закрытое замкнуто искусственным путем. Множества всегда представляют собой совокупности частей. Но любое целое не закрыто, а открыто; к тому же в нем нет частей, разве только в весьма специальном смысле, ибо оно не может делиться, не меняя своей природы на каждом этапе деления. «Реальное целое вполне может быть неделимой непрерывностью»16. Целое не яв-

1 ЕС, р. 507 (15). Рус. пер., с. 51.

2 ЕС, р. 508 (16). Рус. пер., с. 52. Единственное, хотя и значительное, сходство меж
ду Бергсоном и Хайдеггером именно в этом и состоит: оба объясняют специфич
ность времени концепцией открытости.

3 Мы добавляем сюда проблему отношений, хотя она и не была поставлена Бергсо
ном эксплицитно. Известно, что отношение между двумя вещами не может быть
сведено к какому-либо атрибуту одной или другой из них, и тем более — к одному из
атрибутов множества. Зато возможность связывать отношения с неким целым оста
ется, если это целое мы мыслим как «континуум», а не как заданное множество.

16 ЕС, р. 520 (31). Рус. пер., с. 64.

ляется закрытым множеством; напротив, оно способствует тому, что множество никогда не бывает абсолютно закрытым, никогда не находит надежного приюта и благодаря этому свойству остается где-то открытым и как бы привязанным тоненькой ниточкой к остальной вселенной. Бергсоновский стакан воды — это настоящее закрытое множество, оно замыкает в себе собственные части: воду, сахар, возможно, даже ложку; но целого здесь нет. Целое созидается, и созидается непрестанно в другом, лишенном частей, измерении; целое есть то, что переводит множество из одного качественного состояния в другое как чистое бесперебойное становление, которое через эти состояния проходит. Именно в этом смысле целое бывает духовным или ментальным. «Стакан воды, сахар и процесс растворения сахара в воде являются только абстракциями, а Целое, из которого они были выделены моими чувствами и мои разумом, развивается, быть может, тем же способом, что и сознание»'. Тем не менее это искусственное членение (decoupage) любого множества, или закрытой системы, не является чистой иллюзией. Оно имеет веские основания, и если связь всех вещей с целым (эту парадоксальную связь, которая сочетает вещи с Открытым) разорвать невозможно, то ее можно по крайней мере «удлинить», до бесконечности «растянуть», постепенно сделать все тоньше. Дело тут в том, что организация материи способствует возникновению закрытых систем, или множеств, обусловленных собственными частями; а развертывание пространства даже делает такой процесс необходимым. Но вот эти множества находятся в пространстве, а целое или целые - в длительности, более того, сами являются длительностью, коль скоро та непрестанно изменяется. И получается, что две формулы, соответствовавшие первому тезису Бергсона, теперь обретают более строгий статус: «неподвижные срезы + абстрактное время» отсылает к закрытым множествам, чьи части фактически являются неподвижными срезами и последовательными состояниями, высчитываемыми по абстрактному времени; а вот «реальное движение —> конкретная длительность» отсылает к открытости некоего длящегося целого, движения которого соотносятся с соответствующим количеством подвижных срезов, пронзающих закрытые системы.

Итак, рассмотрев третий тезис, мы фактически вышли на три уровня: 1) множества, или закрытые системы, которые можно определить по различимым объектам или же отчетливым частям; 2) перемещающее движение, устанавливающееся между этими объектами и модифицирующее их положение; 3) длительность, или целое, духовная реальность, непрестанно изменяющаяся сообразно присущим ей отношениям.

ЕС, р. 502-503 (10-11). Рус. пер., с. 47.

52

Жиль Деяёз


Таким образом, получается, что у движения как бы две грани. С одной стороны, движение есть то, что происходит между объектами или частями, с другой же — то, что выражает длительность, или целое. Движение способствует тому, что длительность, изменяя свою природу, делится в объектах, а объекты, обретая глубину и теряя очертания, — воссоединяются в длительности. Стало быть, можно сказать, что движение соотносит объекты некоей закрытой системы с открытой длительностью, а саму длительность — с объектами системы, которой пытается открыться закрытая система. Движение соотносит объекты, между которыми оно устанавливается, с изменяющимся целым, им, движением, выражаемым. И наоборот: благодаря движению целое делится между объектами, а объекты объединяются в целое — и изменяется именно «целое», а не объекты. Объекты или части целого мы можем считать неподвижными срезами, но между срезами происходит движение; оно соотносит объекты или части с длительностью изменяющегося целого, а стало быть, выражает изменение целого по отношению к объектам; оно само — как бы подвижный срез длительности. И теперь в наших силах Понять глубочайший тезис из «Материи и памяти»: 1) существуют не только моментальные образы, то есть мгновенные срезы движения; 2) существуют «образы-движения», которые представляют собой подвижные срезы длительности; 3) существуют, наконец, «образы-время», то есть образы-длительность, об-разы-изменение, образы-отношение, образы-объем - и все это за пределами самого движения...

Глава II

Кадр и план,

кадрирование и раскадровка

1

Мы будем исходить из весьма простых определений, даже если впоследствии их придется исправлять. Кадрированием называют обусловленность закрытой или относительно закрытой системы, включающей в себя все, что присутствует в> образе: декорации, персонажей, аксессуары. Следовательно, кадр образует множество, состоящее из большого количества частей, то есть элементов, которые сами входят в подмножества. Их можно досконально пересчитать. Очевидно^ что сами эти части присутствуют в образе. Это натолкнуло Якобсона на мысль назвать их объектами-знаками, а Пазолини — «кинемами». Такая терминология вызывает ассоциации с языком (кинемы — это нечто вроде фонем, а план* — что-то подобное монеме), но такие сопоставления чисто внешние1.- Ибо если кадру и можно подыскать аналогию, то только в области информационных системна не в лингвистике. Элементы его суть данные — порой весьма многочисленные, а иной раз практически единичные. Следовательно, кадр неотделим от двух тенденций: насыщения и разрежения. Точнее говоря, широкий экран и.тлубина кадра дали возможность приумножить число независимых данных, так что вторичные сцены предстают на переднем плане, тогда как на заднем плане развертывается основное действие (Уайлер), — или же главное действие от второстепенного отличить уже невозможно (Олтмен). И наоборот, разреженные образы возникают либо тогда, когда весь акцент делается на одном-единственном объекте (так, у Хичкока: стакан молока, освещенный изнутри, в< «Подозрении», горящий пепел сигареты в черном прямоугольнике окна в « Окне во двор»); либо тогда, когда множество лишено некоторых подмножеств (безжизненные пейзажи Антониони, пустые интерьеры Одзу). Как нам представляется, наибольшая разреженность достигается в пустом множестве, когда экран становится абсолютно черным или абсолютно белым. Пример — хичкоковский «Завороженный», когда другой стакан молока показывается во весь экран, оставляя на нем образ белый и пустой. Но и. благодаря разрежению, и через насыщенность кадр учит нас, что

Ср.: Р a s о 1 i n i. «L 'experience heretique». Payot, p. 263—265.

54

Жиль Делёз

Кино-1. Образ-движение

55


функция образа не только в том, чтобы его увидеть. Образ прочитывается в такой же мере, что и «смотрится». Кадр же обладает опосредованной функцией записи информации — причем не только звуковой, но и визуальной. Если в образе мы мало что усматриваем, то значит, мы просто плохо умеем его прочитывать и недостаточно оцениваем как его разреженность, так и его насыщенность. Педагогика образа, когда функция записи информации представлена непосредственно, возникает лишь у Годара; кадр теперь становится непрозрачной информационной поверхностью, то затуманенной насыщением, то сведенной к пустому множеству, к белому или черному экрану1.

Кроме того, прежде кадр был всегда геометричным или физическим и в соответствии с этим он образовывал закрытую систему по отношению к избранным координатам или переменным. Следовательно, иногда кадр мыслится как пространственная композиция из параллелей и диагоналей, как состав некоего вместилища, где массы и линии занимающего его образа обретут равновесие, а их движение -инвариант. Так часто бывает у Дрейера; Антониони же, похоже, принимает в крайнем виде эту геометрическую концепцию кадра, пред-существующего тому, что будет в него вписано («Затмение»)2. Порою же кадр замышляется как динамическая конструкция вдействии, неразрывно связанная с заполняющими ее сценами, образами, персонажами и объектами. Метод радужной оболочки у Гриффита, сначала изолирующего лицо, а затем открывающего и демонстрирующего внешнюю среду; вдохновленные японским рисунком исследования Эйзенштейна, адаптирующие кадр к теме; переменный экран Ганса, открывающийся и закрывающийся «в зависимости от потребностей драматургии» и подобно «визуальной гармошке» — все это с самого начала было попытками динамического варьирования кадра. В любом случае кадрирование представляет собой ограничение3. Но границы по определению можно понимать двояко: математически и динамически, либо как данные прежде существования тел, чью сущность они фиксируют; либо как простирающиеся именно до той точки, до которой доходят возможности существующего тела. В античности это был один из основных аспектов расхождения между философскими школами платоников и стоиков.

1 Burch Noel, «Praxis du cinema». Gallimard, p. 86: о черном или белом экране,
когда он служит уже не просто «знаком препинания», но еще и наделяется неким
структурным смыслом.

2 Oilier Claude,«Souvenirs ёсгап».Cahiersducinema-Galhmard,p.88.Именно
это Пазолини анализировал, как «навязчивое кадрирование», свойственное Анто
ниони («L'experience hiritique», p. 148).

3 Доминик Виллен в неизданной работе, которая содержит интервью с кадриров-
щиками, анализирует две упомянутые концепции кадрирования: «Le cadrage
cinematographique».

Кадр является опять же геометричным или физическим и с другой стороны: по отношению к частям системы, которые он одновременно и разделяет, и объединяет. В первом случае кадр немыслим вне жестких геометрических различий. Прекрасный пример здесь — «Нетерпимость» Гриффита, где режиссер разрезает экран по вертикали, соответствующей городским стенам Вавилона. При этом справа мы видим по горизонтали наверху приближение царя и дорогу на городской стене — слева же, по горизонтали внизу в городские ворота въезжают и выезжают из них колесницы. Эйзенштейн исследовал влияние золотого сечения на кинематографический образ; Дрейер изучил горизонтали, вертикали, разные виды симметрии, верх и низ, чередование черного и белого; экспрессионисты разрабатывали диагонали и контрдиагонали, пирамидальные и треугольные фигуры, где нагромождаются тела, толпы, места действия, - и сталкивали эти массы так, что получалось прямо-таки «мощение» кадра, «на котором вырисовывается нечто вроде черных и белых клеток шахматной доски» («Нибелунги» и «Метрополией Ланга)'. Даже свет становится объектом геометрической оптики, когда, следуя экспрессионистической тенденции, либо, как и тьма, занимает половину кадра, либо организуется чередующимися полосами (Вине, Ланг). Линии, отделяющие друг от друга великие стихии Природы, играют первую скрипку, как, например, у Форда: разграничение неба и земли здесь такое, что земля ютится в самом низу экрана. Встречается и отделение земли от воды, а также очень тонкая линия между водой и воздухом, когда вода прячет беглеца на дне или душит жертву у самой своей поверхности («Я— беглец» Ле Руа, «Клан непримиримых» Ньюмена). Как правило, природные силы кадрируются не тем же способом, что люди и вещи, индивиды — не так, как толпы, а второстепенные стихии — не так, как главные. Получается даже, что в кадре присутствует много разнообразных кадров. Двери, окна, окошечки и слуховые окна, окна в автомобилях и зеркала - все это кадры в кадре. Великие режиссеры обычно питают особое пристрастие к тому или иному из таких вторичных, третичных и пр. кадров. И именно через такую встроенность кадров части целого или закрытой системы не только отделяются друг от друга, но также «вступают в тайный сговор» и объединяются.

С другой стороны, физическая или динамическая концепция кадра вводит размытые множества, которые теперь подразделяются лишь на зоны или участки. Кадр при этом становится объектом не геометрического деления, а физических градуирований. Выглядит это так: интенсивные части кадра, играющие ныне роль частей множества, да и само множество, образуют некую смесь, которая присутствует на всех участках кадра, проходя через все степени освещенности и зате-

Eisner Lotte, «L'ecran demoniaque». Encyclopedie du cinema, p. 124.



56
Жиль Дедеэ

ненности, по всей шкале светотени (Вегенер, Мурнау). Такова другая тенденция экспрессионистской оптики (некоторым режиссерам, и экспрессионистам, и неэкспрессионистам, присущи обе). Наступает час, когда уже невозможно отличить зарю от сумерек, воздух от воды, а воду от земли во всеобщем хаосе болота или бури1. Здесь части .различаются и соединяются по степени смешанности, при непрерывной трансформации их смыслов. Множества не могут делиться на части без того, чтобы всякий раз не изменять свой характере это справедливо не по отношению к делимому (divisible), и не по отношению к неделимому (indivisible), но по отношению к, так сказать, «дивидуальному» (dividuel). Правда, тоже самое было уже и при геометрической концепции: она иногда подразумевала встроенность кадров, обозначавшую в такихслучаяхемену характера кадра. Кинематографический образ всегда «дивидуален». И решающим основанием для такого утверждения является то,, что экран, выполняя свок>1 роль рамки кадров, наделяет общей мерой то., у чего ее нет: отдаленный пейзажный план и крупный план лица, звездное небо и каплю воды - части, у которых отсутствует общий знаменатель дистанции, выделенностии света. Во всех этих направлениях кадр обеспечивает детерриториализацию образа. > ,

Кадр также соотносится с углом кадрирования.'Происходит это потому, что закрытое- множество само по себе является оптической системой, отсылающей к некоей точке зрения на совокупность частей. Разумеется, точказрения может быть или казаться необычной или даже парадоксальной: в кино встречается и взгляд сверху вниз, и снизу вверх, с самой земли — всех точек зрения не перечесть. Но они пред-стают как подчиненные прагматическому правилу, действующему не только для повествовательного кино: чтобы избежать бессодержательного эстетизма, им необходимо быть объяснимыми, обнаруживать собственные нормальность и упорядоченность, будь то слозиции более обширного множества, включающего первое, либо с позиции элемента первого множества, который поначалу остается незаметным,, впрямую не данным. У Жана Митри описана образцовая в этом отношении последовательность: в « Человеке, которого я убил» Любича камера, движущаяся сбоку и на средней высоте, показывает сзади толпу людей, пытается проскользнуть вперед, а затем останавливается на инвалиде, под искалеченной ногой которого открывается вид на военный парад. Итак, камера включает в кадр здоровую ногу, костыль, а под культей — парад. Вот уж действительно необыкновенный угол кадрирования! Но мало того, на другом плане, позади одноногого инвалида, показан другой калека, на этот раз — вовсе без ног, и он смотрит парад именно так, тем самым актуализуя или осуществляя только что

Cp.:Bouviei et Leu t rat.«Nosferatu»,Cahieisducinema-Gallimard,p.75—76.


57

Кино-1. Образ-движение

показанную точку зрения1. Следовательно, угол кадрирования здесь оправдан. И все-таки это прагматическое правило действует не всегда или, даже когда действует, всего не объясняет. Для обозначения таких аномальных точек зрения, не совпадающих ни с косвенной перспективой, ни с парадоксальным углом и отсылающих к другому измерению образа, Бонитцер ввел весьма любопытное понятие «декад-рирования»2. Примеры такого «декадрирования» можно найти в «режущих» кадрах Дрейера, в лицах, срезанных по краю экрана в «Страстях Жанны д 'Арк». К тому же, как мы увидим в дальнейшем, существуют пустые пространства в духе Одзу, кадрирующие мертвую зону, и разрозненные пространства в стиле Брессона. Части всех этих пространств между собой не согласуются, не поддаются никакому повествовательному или, шире, прагматическому оправданию и, возможно, служат подтверждением того, что визуальному образу, помимо функции зрительной, присуща и функция чтения.

Остается закадровое пространство. И это не понятие, обозначающее отсутствие чего-либо; нельзя также определять его лишь через несовпадение двух кадров, один из которых визуальный, а другой -звуковой (как, например, у Брессона, когда звук сообщает о том, чего не видно, и «подхватывает эстафету» визуального вместо того, чтобы его дублировать)3. Закадровое пространство отсылает к тому, чего мы не слышим и не видим, и все-таки оно в полном смысле слова присутствует. Правда, присутствие это проблематично и само отсылает к двум новым концепциям кадрирования. Если мы согласимся с альтернативой Базена — каширование или кадр, то получится, что иногда кадр работает как подвижное каширование, то есть все множество частей кадра продлевается в более обширном однородном множестве, с которым кадр сообщается; порою же кадр работает как картина: изолирует необходимуюему систему и нейтрализует ее окружение. Классический пример такого противопоставления — различие между Ренуаром и Хичкоком: у первого пространство и действие неизменно выходят за границы кадра, который всегда выглядит, как «проба с натуры»; у второго же кадр производит «отграничение всех составных частей» и напоминает даже не картину или театральную сцену, а квадратик обоев. Однако же, если частичное множество кадровых элементов формально сообщается с закадровым пространством не иначе, как через позитивные свойства кадра и рекадрирования, то столь же вер-

1 Mitry Jean, «Esthetique et psychologie du cinema», II. Ed. Universitaires, p. 78—79. 2Bonitzer Pascal, «Decadrages», Cahiers du cinema, no. 284, Janvier 1978.

3 Bresson, «Notes surlecinematographe».Gallimard, p. 61—62: «Звук никогда не должен спешить на помощь образу, а образ - звуку Ни звуку, ни образу не следует претендовать на роль «сильнейшего», но.необходимо, чтобы они работали поочередно и как бы передавая друг другу эстафету».

58

^ Жиль Делёз

Кино-1. Образ-движение

59


но, что закрытая, можно даже сказать — «закупоренная» система устраняет закадровое пространство лишь внешне: напротив, она на свой лад наделяет его решающей важностью, даже более определяющей, чем в первом случае1. Любое кадрирование обусловливает закадровые явления. Нельзя сказать, что есть два типа кадров и притом только один из них отсылает к закадровому пространству; скорее, существуют два весьма несходных аспекта закадрового пространства, и каждый из них отсылает к своему способу кадрирования.

Делимость материи означает, что ее части входят в разнообразные множества, которые, в свою очередь, непрестанно делятся на подмножества или же сами являются подмножествами более крупных множеств — и так до бесконечности. Потому-то материя определяется одновременно и тенденцией к образованию закрытых систем, и незавершенностью такой тенденции. Всякая закрытая система при этом сообщается с другими. Всегда имеется некая нить, соединяющая стакан подсахаренной воды с Солнечной системой, любое множество — с более крупным. В этом суть того, что называют закадровым пространством: раз множество кадрируется, а стало быть, оно видимо, то существует и другое множество, вместе с которым первое формирует более крупное, и это более крупное множество также может быть видимо, если только оно образует новое закадровое пространство, и т. д. Множество всех этих множеств образует гомогенный континуум — вселенную или же, так сказать, неограниченный план материи. Но, разумеется, «целым» это не будет, хотя такой план или же его непрерывно увеличивающиеся множества обязательно имеют косвенные отношения с целым. Известны неразрешимые противоречия, в которые мы впадем, если станем рассматривать совокупность всех множеств как целое. И не то чтобы понятие целого было совершенно лишено смысла, а просто целое не является множеством и не имеет частей. Целое, скорее, есть то, что мешает любому множеству, сколь бы крупным последнее ни было, замыкаться на себе; целое вынуждает его продлеваться в более крупном множестве. Итак, целое представляет собой нечто вроде нити, пересекающей множества и предоставляющей каждому реализующуюся в обязательном порядке возможность до бес-

конечности сообщаться с другими. Следовательно, целое есть Открытое, и отсылает оно не столько к материи и к пространству, сколько ко времени или даже к духу. Стало быть, каким бы ни оказалось отношение между множествами, мы никогда не спутаем продление одних множеств в других с открытостью целого, проходящего через каждое множество. Закрытая система никогда не бывает абсолютно замкнутой; с одной стороны, в пространстве она связана с другими системами при помощи более или менее «тонкой» нити; с другой же стороны, она интегрирована или реинтегрирована в некое целое, сообщающее ей по этой нити, как по проводу, некую длительность1. Коль скоро это так, то, возможно, недостаточно будет различать, как у Бёрча, конкретное пространство и воображаемое пространство закадровых явлений: ведь воображаемое становится конкретным, как только, в свою очередь, попадает в поле зрения, то есть перестает быть закадровым явлением. Именно будучи взятым само по себе как таковое, закадровое пространство уже имеет два аспекта, по природе отличающиеся друг от друга. Первый из этих аспектов — относительный, благодаря ему всякая закрытая система отсылает в пространстве ко множеству, которого не видно и которое, в свою очередь, может быть увиденным, даже если включит в себя новое невидимое множество, и так до бесконечности. Другой аспект — абсолютный, через него закрытая система открывается длительности, имманентной целому вселенной, уже не представляющему собой множество и не относящемуся к порядку видимого2. Когда декадрирование не оправдано «с прагматической точки зрения», оно находит свой raison d'etre как раз в этом втором аспекте.

В первом случае закадровое пространство обозначает то, что существует в другом месте — рядом или вокруг; во втором же случае оно говорит о чем-то более тревожащем, о чем даже невозможно сказать, что оно существует, скорее, его следует назвать «настаивающим» или «упорствующим» — это более ярко выраженное Другое Место за пределами гомогенных времени и пространства. Несомненно, эти два аспекта закадрового пространства непрерывно между собой смешиваются. Но когда мы рассматриваем кадрированный образ как закрытую систему, мыъюжем утверждать, что один аспект одержит победу


1 Наиболее систематическое исследование закадровых явлений было проведено Ноэлем Бёрчем, и как раз в связи с фильмом Ренуара «Нана» («Praxis du cinema», p. 30— 51). И Жан Нарбони противопоставляет Хичкока Ренуару именно с этой точки зрения («Hitchcock, Cahiers du cinema», «Visages d'Hitchcock», p. 37). Тем не менее, как напоминает Нарбони, кинематографический кадр всегда представляет собой каше в том смысле, как его понимал Базен: вот почему закрытому кадрированию Хичкока также свойственны собственные закадровые явления, хотя действуют они совсем по-иному, нежели у Ренуара (это уже не «сплошное и гомогенное пространство на протяженности экрана», а «прерывистое и гетерогенное "офф-пространство"» поверх протяженности экрана», способствующее возникновению виртуальностей).

1 Все эти вопросы рассмотрел Бергсон в «Творческой эволюции», гл. 1. О «тонкой
нити» см. р. 503 (10). Рус. пер., с. 47.

2 Бонитцер возразил Бёрчу, что «поля становления закадрового пространства» не
бывает и что закадровое пространство остается воображаемым, даже если актуали-
зуется с помощью согласования: что-то всегда остается за кадром, и, по Бонитце-
ру, это сама камера, которая, правда, тоже может появляться в кадре, но тогда она
придает образу новую двойственность («£е regardet la voix», 10—18, p. 17). Эти заме
чания Бонитцера представляются нам полностью обоснованными. Однако мы по
лагаем, что закадровому пространству тоже присуща внутренняя двойственность
и отсылает она не только к рабочему инструменту.

60

^ Жиль Д&аез

Кино-1. Образ-движение

61


над другим в зависимости от характера «нити». Чем толще нить, свя^ зывающая видимое множество с невидимыми, тем лучше закадровое пространство осуществляет свою основную функцию—добавлять протяженность к пространству. Когда же эта нить становится совсем тонкой, ее роль не ограничивается укреплением закрытости кадра или же устранением отношений кадра с находящимся за его пределами. И разумеется, тонкая нить не может обеспечить полной изоляции относительно закрытой системы: это вообще невозможно. Однако чем тоньше нить, тем больше длительность опутывает систему своей паутиной и тем лучше закадровые явления реализуют свою другую функцию: вводят в систему, которая никогда не бывает полностью закрытой, межпространственное и духовное. Дрейер преобразовал эту взаимосвязь в «аскетический» метод: чем более закрытым в пространственном отношении является образ (даже если он сводится к двум измерениям), тем больше его способность открываться четвертому измерению — времени и пятому — Духу, вспомним духовную решимость Жанны или Гертруды1. Когда Клод Оллье дает определение геометрическому кадру Антониони, он говорит не только о том, что персонажа, которого ждут, еще не видно (первая функция закадрового пространства), но также и о том, что этот персонаж на мгновение промелькнул в своеобразной зоне пустоты, в «белом на белом, которое невозможно заснять»; эта зона, собственно говоря, невидима (вторая функция). В кадрах же Хичкока все происходит иначе: режиссер не довольствуется тем, что нейтрализует закадровое пространство, «наглухо запирает» закрытую систему и замыкает в образе максимум возможных компонентов; одновременно он превращает образ в образ ментальный и (как мы увидим) открытый взаимодействию чисто мыслительных отношений, которые и ткут целое. Именно поэтому мы сказали, что закадровое пространство присутствует всегда, даже в чрезвычайно замкнутых образах. Мы отметили и то, что всегда присутствуют сразу два аспекта закадровых явлений: актуализуемые отношения с другими множествами и виртуальные отношения с целым. Но водном случае, отношения второго рода, более таинственные, достигаются косвенным путем, через посредство продлеваемых отношений первого рода и в последовательности образов; в другом же случае они получаются непосредственно в самом образе, путем ограничения и нейтрализации отношений первого рода.

Подытожим сказанное о кадре. Кадрирование является искусством выбора разного рода частей, которые входят в некое множество. Это множество представляет собой закрытую систему — закрытую относительно и искусственно. Закрытая система, обусловливаемая кад-

1 Дрейера цитирует Морис Друзи (Drouzy Maurice. «Carl Th Dreyer пё Nilsson»). Ed du Cerf, p 353

ром, может рассматриваться по отношению к данным, которые она сообщает зрителям: она является информационной, а также насыщенной или же разреженной. Рассматриваемая сама по себе и ограниченно, она является геометрической или же физико-динамической. Рассматриваемая же с точки зрения природы собственных частей, она тоже все еще является геометрической, а также физической и динамической. Это оптическая система, когда мы рассматриваем ее по отношению к точке зрения, к углу кадрирования; тогда она бывает прагматически оправданной или же требует более «возвышенной» оправданности. Наконец, она определяет закадровое пространство, будь то в форме более крупного множества, которое ее продлевает, либо в форме интегрирующего ее целого.

^ Раскадровка есть обусловленность плана, а план — обусловленность движения, происходящего в закрытой системе между элементами или частями множества. Но как мы уже видели, движение имеет отношение и к некоему целому, которое по своей природе отличается от множеств. Целое — это то, что изменяется, это Открытое или же длительность. Следовательно, движение выражает изменение целого или же некий этап или аспект этого изменения, какую-либо длительность или ее членение. Таким образом, у движения имеются две стороны, столь же неотделимые друг от друга, как лицевая сторона и изнанка, лицевая и оборотная стороны листа: это отношение между частями и влияние целого. С одной стороны, оно модифицирует соответствующие позиции частей некоего множества, напоминающие срезы, каждый из которых сам по себе неподвижен; с другой же стороны, оно само — подвижный срез того целого, чье изменение оно выражает. С одной точки зрения его называют относительным, с другой же — абсолютным. Возьмем фиксированный план, где движутся персонажи: каждый из них изменяет свои позиции в кадрированием множестве, однако же такие модификации были бы совершенно произвольными, если бы они не выражали еще одного явления, находящегося в процессе свершения, — качественного, пусть даже ничтожного, изменения в целом, проходящем через всю их совокупность. Теперь возьмем план, где движется камера: она может перемещаться от одного множества к другому, модифицировать позиции каждого из множеств, но все это необходимо лишь в тех случаях, когда относительные модификации выражают абсолютное изменение целого, проходящее через эти множества. Скажем, камера следует за мужчиной и женщиной: они поднимаются по лестнице, добираются до двери, которую открывает мужчина. Затем ка-

62


fakultet-tehnologij-zhivotnovodstva-kafedra-plemennogo-dela-i-selekcii-zhivotnih-tehnologiya-mashinnogo-doeniya.html
fakultet-upravleniya-i-predprinimatelstva-kursovaya-rabota-po-discipline-analiz-i-diagnostika-finansovo-hozyajstvennoj-deyatelnosti-tema-analiz-finansovogo-sostoyaniya-predpriyatiya-ooo-evrokolor-nn.html
fakultet-upravleniya-processami-perevozok-plan-izdaniya-uchebnoj-i-metodicheskoj-literaturi-uralskogo-gosudarstvennogo.html
fakultet-veterinarnoj-medicini.html
fakultet-zaochnogo-obrazovaniya.html
fakulteta-fmeit-dvustoronnij-perevod-ekonomicheskih-tekstov-na-nemeckom-yazike-uchebno-metodicheskij-kompleks-dlya-specialnosti-080102-mirovaya-ekonomika-moskva-2009-g-stranica-2.html
  • abstract.bystrickaya.ru/32-nauchnoe-rukovodstvo-podgotovkoj-diplomnih-rabot-mezhregionalnij-otkritij-socialnij-institut-podgotovka-i.html
  • turn.bystrickaya.ru/pervodvigatel-chernoj-magii-zhazhda-vlasti-akonechnuyu-cel-chernoj-magii-vpolne-udachno-opredelil-zmej-v-edemskom-sadu-adam-i-eva-boyalis-chto-umrut-esli-otveda-stranica-15.html
  • composition.bystrickaya.ru/od-lnga-sut-uchenij-dzogchen-v-tibetskoj-tradicii-bon.html
  • shkola.bystrickaya.ru/mi-dolzhni-aktivizirovat-dialog-sajmon-targett-dow-jones-otdihaet1.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-ivvzriv-ya-upadok-i-chernaya-magiya-kataklizm-i-potop-evolyuciya-ot-sfinksa-k-hristu.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/zadacha-formirovaniya-portfelya-innovacionnih-proektov-bila-rassmotrena-v-1-dannaya-zadacha-otnositsya-k-gruppe-zadach-optimizacii-s-ogranicheniyami-vobshem-vide-ee-mozhno-predstavit-sleduyushim-obrazom.html
  • spur.bystrickaya.ru/medicinskaya-psihologiya-osnovi-patopsihologii-i-psihopatologii-stranica-5.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tablica-7-perechen-meropriyatij-po-viplate-posobij-gorodskih-doplat-i-kompensacij-okazaniyu-naturalnoj-pomoshi-naseleniyu-okruga-organizaciya-otdiha-i-dosuga-detej-socialnoj-podderzhke-pozhilim-grazhdanam.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/ugolovno-ispolnitelnoe-pravo-stranica-10.html
  • thescience.bystrickaya.ru/instrukciya-po-vipolneniyu-testa-pol-ekman-psihologiya-emocij-ya-znayu-chto-ti-chuvstvuesh.html
  • spur.bystrickaya.ru/linii-frensisa-bekona.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/kontrol-tamozhennoj-stoimosti-tovarov-chast-8.html
  • gramota.bystrickaya.ru/zadanie-1-nuzhen-li-evropejskij-zont-yaponskim-potrebitelyam-uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-ds-f-06.html
  • bukva.bystrickaya.ru/razrabotka-upravlencheskih-reshenij.html
  • writing.bystrickaya.ru/iz-kapel-sobiraetsya-ozero-nekommercheskij-sektor-v-rossii-smozhet-razdelit-socialnie-obyazatelstva-s-gosudarstvom.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/metodicheskie-rekomendacii-po-provedeniyu-uroka-kraj-v-kotorom-mi-zhivem-dostizheniya-i-perspektivi-razvitiya-permskogo-regiona.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/rekomendovani-k-vistupleniyu-v-ochnom-ture-konferencii-boldireva-nataliya.html
  • notebook.bystrickaya.ru/informacionnoe-obespechenie-v-processe-upravleniya.html
  • predmet.bystrickaya.ru/s-i-abakumov-tvorcheskoe-chtenie-stranica-6.html
  • shkola.bystrickaya.ru/prikaz-ot-5-aprelya-2010-g-n-268-ob-utverzhdenii-i-vvedenii-v-dejstvie-federalnogo-gosudarstvennogo-obrazovatelnogo-standarta-stranica-3.html
  • spur.bystrickaya.ru/konspekt-lekcij-chelyabinsk-2001-senigov-p-n-teoriya-avtomaticheskogo-upravleniya-konspekt-lekcij-chelyabinsk-yuurgu-2001-93s.html
  • letter.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-po-vipolneniyu-diplomnoj-raboti-dlya-studentov-vseh-form-obucheniya-specialnosti-080102-65-060600.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/prilozhenie-vistuplenie-klassnogo-rukovoditelya-4-d-klassa-tengebaevoj-m-m-metodicheskoe-obespechenie-korrekcionnogo-obrazovaniya.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/prilozhenie-1-otchet-utverzhden-sovetom-direktorov-oao-tulenergo.html
  • writing.bystrickaya.ru/analiz-zavisimosti-zatrati-obem-pribil.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/usloviya-dlya-zanyatij-fizkulturoj-i-sportom-uchrezhdeniya-po-ustavu.html
  • learn.bystrickaya.ru/glava-1-psihologicheskie-metodi-semanticheskij-differencial-ch-osguda-izdatelskij-dom-baxpax-m.html
  • desk.bystrickaya.ru/osnovnie-elementi-zashiti-podlinnih-denezhnih-znakov-tema-istoriya-rossijskih-deneg.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/prikaz-28-12-2010-190n-ob-utverzhdenii-ukazanij-o-poryadke-primeneniya-byudzhetnoj-klassifikacii-stranica-10.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/konspekt-analiz-problemi-stranica-6.html
  • studies.bystrickaya.ru/glava-3-morya-priklyucheniya-volnih-korsarov-vsegda-volnovali-voobrazhenie-sabatini-prisutstvuya-vo-mnogih-ego-proizvedeniyah.html
  • credit.bystrickaya.ru/poeticheskie-arhaizmi-v-literaturnih-perevodah-i-brodskogo-problemi-mezhkulturnoj-kommunikacii-nauchno-prakticheskaya.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/ob-organizacii-promezhutochnoj-itogovoj-attestacii-eksternov.html
  • learn.bystrickaya.ru/glava-3-plan-marketingovogo-issledovaniya-neresh-k-marketingovie-issledovaniya-prakticheskoe-rukovodstvo-3-e-izdanie-per-s-angl.html
  • assessments.bystrickaya.ru/cel-i-zadachi-programmi-strategicheskogo-razvitiya-fakulteta-programma-strategicheskogo-razvitiya-fakulteta-visshego.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.