.RU

Глава 4 ^ ФРАНЦИСК И ВАЦЛАВ - Таня Гроттер и проклятие некромага


Глава 4

^ ФРАНЦИСК И ВАЦЛАВ


Даже самая умная девушка умна только пару дней в педелю. В оста­льное время с ней вполне можно иметь дело.

Случайные выписки

из дневника Жоры Жикина


В двенадцатом часу Сарданапал с Поклепом ушли, а вскоре появились Зуби с Медузией. Ехид­ная Гробыня шепнула: «Глаза б мои не глядели! Прям младшая школа лопухоидного мира! Маль­чики ходят парами с мальчиками, а девочки с де­вочками!»

— Склепова, утихни!

— Не утихну, пока не узнаю, кого они там ка­раулят в темнице!

— Иди спроси! — предложила трезвомыслящая Лоткова.

— Я еще не совсем мяу-мяу. Я и так выясню, — заявила Гробыня.

— Как? — спросила Таня.

— Потерпи, Гроттерша! Завтра вечером мы про­крутим один маленький и безопасный ритуальчик. А пока развлекайся! — загадочно пообещала Склепова. Выражение ее лица, когда она упоминала о «маленьком и безопасном ритуальчике», Тане со­всем -не понравилось.

С появлением Зуби и Медузии припозднившие­ся младшекурсники, которые уже при Поклепе ощущали себя не особо уютно, испарились с по-спешностью Золушек, которым мудрая фея не со-ветовала дожидаться полуночи. Каждый знал — попадись он сейчас на глаза Медузии, и вопрос, кого завтра первым вызовут на защите от нежити, можно не задавать.

Послушная память Тани донесла из прошлого насмешливый голос Медузии: «Раз ночами таскаешься по чердакам, Гроттер, значит, все знаешь. А раз все знаешь — не попросишь ли удалиться мертвого колдуна вуду из Непала? Прошу выйти к гробу. Валялкин, который шатался по чердакам вместе с тобой, поможет тебе его открыть. Ло­мик — на обычном месте».

— Что-то все приуныли! Пирушка не задалась! Почти как на тысячелетии у Зубодерихи! — вызывающе сказала Верка Попутаева.

Кто-то засмеялся, и Верку это ободрило. Бедная Попугаева! Она шутила редко, а потому нико­гда не могла остановиться вовремя.

Великая Зуби на другом конце стола перестала есть и подняла голову.

— «Я прозрела! Я вижу на семь метров под зем­лей! Кстати, никто не знает, где мои очки?» — про­должала издеваться Верка Попугаева, уже записав­шая себя в величайшие комики мира.

На этот раз никто не засмеялся. Соседи Верки смотрели на ее стул, который стала вдруг бить мелкая дрожь. Еще секунда — и ножки стула рас­ползлись в полный шпагат. Верка упала. Попыта­лась встать и снова рухнула. Ее приплюснутый нос выстучал на плитах пола азбукой Морзе: «Я набитая дура!»

Великая Зуби подула на раскалившееся кольцо и вновь деликатно занялась куриной ножкой. Лик­без № 1: Никогда не называйте имени мага, когда хотите сказать о нем гадость. Особенно, если маг — женщина.

Проголодавшись в пути, Ванька уплетал блин­чики в шоколадном соусе с таким аппетитом, что они едва успевали появляться на скатерти. Таня подумала, что жующий человек выглядит неро­мантично. Влюбленный не должен жевать. Он должен умирать от страсти. Таня вспомнила, что в Тибидохс Ванька попал после того, как основа­тельно освободил от продуктов полки супермар­кета. Сердце Тани потеплело, но коварный мозг спешил состыковать факты. И зачем нужна людям это так называемая истина, если она изначально не сделает их счастливыми? Зачем ковырять рану? Чтобы еще раз убедиться, что под корочкой ока­жутся кровь и гной?

— Где ты был вчера ночью? — спросила Таня. Ванька перестал жевать.

— С Ягуном. Потом Ягуна телепортировала ба­буся, а я стал латать у пылесоса шланг. В пять утра покормил Тантика и вылетел.

— Значит, у Серого Камня тебя не было? — в лоб спросила Таня.

Ванька перестал жевать и поднял на нее глаза.

— С какой радости? Серый Камень — натураль­ная помойка для темных магов, больных на всю голову. Разве я не прав? Кстати, а почему ты спро­сила?

В душе у Тани было ледяное спокойствие, только вилка в руке почему-то прыгала.

— Да так. Просто подумала, как это было бы славно. Ты прилетаешь и делаешь мне сюрприз... Но, видимо, ты вообще не способен на сюрпризы. Ты слишком правильный, — сказала она отрешен­ным голосом.

Сказала и тотчас пожалела, что обидела Ваньку. Она ожидала его вспышки или оправданий, но об­наружила, что Ванька ее даже не услышал. Притя­нув к скамье рюкзак, он озабоченно рылся в нем. — Погоди, я забыл сделать Шурасику подарок! Он достал из рюкзака коробку, в которой что-то оживленно возилось, и направился к юбиляру. Юбиляр не терял времени даром. Уже минут двад­цать спеной у рта он спорил с Ленкой Свеколт, существовали ли в магическом языке древних ми­дян долгие гласные и из какого металла их маги выковывали кольца. Спор выходил таким горячим, что поблизости от Свеколт и Шурасика то и дело проявлялись бледные вампирящие духи Подземья. Не прекращая спора, Шурасик или Ленка прого­няли их щелчком пальцев, не давая присосаться к своим полыхающим гневом аурам.

Ванька вручил Шурасику подарок, что-то шеп­нул и вернулся.

— Кто там был в коробке? — спросила Таня.

— Папоротниковый лешак-лилипут! — пояснил Ванька. — Такие рождаются раз в тысячу лет. Дру­гие лешаки их не любят и сразу убивают. Но этого мне удалось спасти. В мире лешаков ему не место. Пусть живет у Шурасика.

— Ну дела! Я давно заметил: когда человек не знает, куда что-то деть, он это дарит! Если хорошо поразмыслить, то скоро и мусор не надо будет вы­носить. Подарил его быстренько кому-нибудь, и все дела, — прокомментировал вездесущий Ягун.

Таня выпрямилась. Ей вдруг пришло в голову, что она напрасно все усложняет. В конце концов, Ванька с ней, настоящий, живой Ванька, и если это не повод для счастья, то что вообще может считаться поводом для счастья?


***


Таня легла в восемь утра, а проснулась где-то около трех. Утром это время уже не назовешь, при­знать же, что ты проснулся едва ли не вечером, было как-то морально неудобно. Все здравомыслящие ученики Тибидохса, ведущие правильный образ жизни, уже вернулись с занятий и засели за уроки, чтобы пережить следующий учебный день.

Рядом на диване, укрытая с головой, с высуну­той из-под одеяла голой ногой, дрыхла Склепова. Та самая Склепова, которая собиралась буянить трое суток без перерыва. Будить ее Таня не стала. Она прекрасно знала, что Гробыня будет лягаться и силой мысли швырять в нее всеми предметами, которые нашарит ее сонное сознание.

Таня оделась, осторожно открыла окно, вытя­нула из футляра контрабас и выскользнула нару­жу. Был бесконечно яркий, брызжущий светом ок­тябрьский день. Желтеющий тибидохский парк жадно впитывал солнце. Не так уж и много его ос­талось до зимы. Воздух был свеж и задумчиво про­хладен.

Благополучно миновав Поклепа, который ка­раулил кого-то, скрываясь под подъемным мос­том, Таня полетела над парком. Бригада домовых в розовых спецовках расставляла мраморные фи­гуры, которые из вредности посбивала ночью не­жить. Рядом с видом победителя потрясал копьем Готфрид Бульонский, отважный покоритель нежи­ти и сердца Великой Зуби.

На траве у пруда сидел розовощекий молодец в красной рубахе. Над ним, размахивая кулаками, навис негодующий Тарарах. Таня снизилась, же­лая узнать, в чем дело.

— И не стыдно тебе! Ты же Финист! Чего за во­робьями гоняешься? Инстинктов не можешь сдер­жать? Тоже мне Сокол Ясный! Тьфу! — гремел пи­текантроп.

Финист не отвечал, смущался и отплевывал за­бившиеся между зубов воробьиные перья. Времен­ная потеря памяти и чрезмерная горячность — из­вечная проблема всех невольных оборотней. Кто живого мясца не едал, тот и оборотнем не бывал.

— Почто птичку небесную обидел, аспид? — спросила Таня, спрыгивая с контрабаса.

У нее были хорошие отношения с Финистом. Финист улыбнулся и помахал ей рукой. Мало-по­малу Тарарах успокоился.

— В общем, чтобы в последний раз! А то тоже моду взял. Канарейку в прошлый раз у меня прибацал, — буркнул он довольно миролюбиво.

Финист ушел.

— Ты не Ваньку ищешь? Он у Пегаса в конюш­не. Конь совсем измордован. Лопату в руке у меня увидел — отскочил, чуть перегородку не проло­мил. Чем только его не колотили. Обязательно на­вещу его хозяев.

— Давай я слетаю с тобой, — предложила Таня.

— Нет, — мотнул упрямой башкой Тарарах. — У нас с этими уродами будет разговор сугубо фо мэн, как говорит твой Гурий.

— В сотый раз напоминаю: Гурий не мой. Он общественный, — сказала Таня.

Она села на контрабас и полетела в конюшни искать Ваньку. Конюшни были пристроены к глухой стене драконьих ангаров. Это было не самое удачное расположение для конюшен, поскольку лошади чуяли драконов и шарахались, а драконы чувствовали коней и в дни, когда их не кормили перед матчами, испытывали к своим соседям со­всем не бескорыстный интерес.

Ваньки в конюшнях не было. Похоже, он уже закончил дела и умчался куда-то. Таня постояла, погладила Пегаса по грустной морде, по носу, на котором росли длинные и смешные седые волосы, и внезапно испытала желание писать стихи или, на худой конец, дневник. Желание было таким сильным, что, не имея с собой записной книжки, Таня едва не бросилась нацарапывать нахлынув­шие мысли прямо пальцем на земляном полу. К счастью, она вовремя вспомнила, что находится рядом с представителем рода пегасов, и, поняв, в чем причина ее порыва, успокоилась.

Когда Таня вернулась к оставленному снаружи контрабасу, первым, что бросилось ей в глаза, бы­ла вставленная между струнами записка. Очень краткая.

«ЖДУ тебя в половине первого на крыше Башни Призраков. Приходи одна. Я».

Просто «я» — и никакой подписи. Едва Таня до­читала записку, как лист вспыхнул и осыпался пеп­лом. Таня огляделась в надежде, что еще увидит того, кто написал ее. Где-то недалеко шастали с ведрами джинны-драконюхи, ворочался в ангаре недоволь­ный Гоярын, однако Таня уже понимала, что выяс­нить что-либо будет непросто.

Все же она подошла к джиннам и спросила, не видели ли они, кто крутился возле ее контрабаса. Драконюхи замотали головами. Лишь один плос­колицый джинн остановился и поставил на землю ведро со ртутью.

— А что такое, струны порезали? — спросил он с внезапным интересом,

— Нет, — сказала Таня.

— Нацарапали чего? Спереть хотели?

— Нет.

Драконюх разочарованно вздохнул.

— А-а-а, ясно... Молодой человек вроде какой-то подходил, — сказал он и снова взял ведро.

— Какой молодой человек? Как он выглядел?

— Да шут его знает! Для нас все маги на одно лицо! Разве не так вы говорите о нас, о джин­нах? — сказал драконюх и противно хихикнул.

Пять секунд спустя он уже затерялся в толпе других драконюхов и стал совершенно неотличим от них. Вот уж, правда, все джинны на одно лицо... Таня вернулась к контрабасу.

«Что мне делать? Если записку написал тот, о ком я думаю, как мне поступить? Сказать Ваньке?

Пойти на крышу и объясниться? Или плюнуть и вообще никуда не ходить?» — думала она.

Последний вариант казался ей самым предпоч­тительным, но одновременно и самым малодуш­ным.


***


После ужина, когда проснувшаяся наконец Гробыня умотала куда-то вместе с Гуней, Таня сиде­ла за столом и пыталась читать конспекты. Именно пыталась, потому что мысли ее были далеки от ма­гических формул. Ванька, которого она нашла днем, был вновь рекрутирован Тарарахом для ка­ких-то таинственных дел. Ванька обещал вернуться к ужину, однако пока задерживался. Таня начинала всерьез опасаться, не поехали ли они разбираться с упырями, хозяевами конюшни пегасов.

Таня уже собиралась закрыть тетрадь, когда в коридоре послышались шаги.

— Мне не нравится, когда на Буян вторгаются посторонние и допрашивают моих аспирантов. В любом случае следовало прислать официальный вызов, — услышала Таня голос Сарданапала.

— Но это будет потеряль тайм... Как говорить ви, рюськи, тайм — есть зеленый мозол! Ха-ха! — быстро ответил ему кто-то тонким голосом.

— Это ваши проблемы.

— Только наших проблемз не сушествоваль. Соблюдений закона — общий забот всех разюм-ный маг. Кто думает иначе, тот бунтовщик!

— Надо еще доказать, что закон был нарушен... — настаивал Сарданапал.

— Это мы и пытаемся сделать. Один из ваших бывших учеников подозревается в совершении серьезного преступления. Вам этого мало? — про­гудел еще третий, немного гнусавый голос. В от­личие от первого он говорил по-русски довольно чисто, с едва заметным акцентом.

— Пусть так. Но при чем тут Таня?

— Вы утверждаль, что она не виноват? В таком случае почему ви не желать, чтобы мы с ней дрю-жески поболталь, как один дрюк с другой дрюк? Это будет очень шот бесет! Отшень маленьки тре­пло, как говорить ви, рюски.

Академик уступил. Таня услышала, как он недо­вольно произнес:

— Мы так не говорим... В любом случае я буду присутствовать при вашем разговоре лично.

— Для нас это нежелательно... — с ленцой ска­зал гнусавый голос.

— Я настаиваю.

Гнусавый хотел возразить, но Сарданапала не­ожиданно поддержали:

— Ню-ню, Вацлав! Не делай кворрал! Если ака­демик иметь желаний вливаться в наш дрюжна компани, я не возражаль!

В дверь постучали. Выждав секунд пять, чтобы не подумали, что она все слышала, Таня сняла за­клинание и открыла дверь. В комнату вошел ака­демик Сарданапал и с ним еще двое. Академик

грустно, но вместе с тем ободряюще улыбнулся Тане, после чего присел на диван.

— Таня, эти люди... э-э... хотят поговорить с тобой. Говори правду, но будь... э-э... здравомыслен-на, — сказал академик смущенно.

— Ну-ну, уважаемый Сарданапал! Разве гуд со-ветоваль ученикам бываль здравомыслен, когда они мечтать сказаль весь чистый истин? — спросил обладатель тонкого голоса.

Он был маленький и лысый, с цепкими глазка­ми, с бородавкой на носу. Его спутник, огромный, грузный, видимо, чудовищно сильный физически, сопел перебитым носом. На его правой руке, ря­дом с магическим перстнем Таня заметила два боевых кольца с насечкой — верный признак то­го, что маг находится на службе у закона. Оказав­шись внутри, он профессионально обшарил взгля­дом комнату.

Глазные зубы у обоих были удлиненными, од­нако не настолько, как у практикующих вампиров. Скорее всего, оба мага были либо завязавшие вам­пиры, закодированные на кровь, либо их потомки.

— У вас, кажется, недавно была выбита и встав­лена дверь? — спросил гнусавый, с интересом ог­лядывая дверную коробку.

«Блин! Опять Гломов забыл, в какую сторону она открывается!» — подумала Таня.

— Один из моих знакомых не запомнил закли­нание, — сказала она.

— У вас очень нетерпеливый знакомый. А когда он забывает дома кошелек, он случайно не дает по голове тому, у кого он с собой? — вскользь поин­тересовался гнусавый.

Таня промолчала. Рассказывать гнусавому о Гу­не у нее не было ни малейшего желания.

— Вы и есть Татьян Гроттер? — спросил лысый, ощупывая Таню взглядом.

-Да.

— Я понималь: ви являлься Гроттер Татьян Лео Польд. Аспирант Тибидохс. Уровень магии ЗВ? — продолжал лысый.

— Да. Третий высший незаконченный, — сказа­ла Таня.

— Очень приятно, Татьян! Мы есть маньячьни ценитель драконбол и ваши давние фанатики. У меня иметься дома календарик, где вы летель на вашей... э-э... огрёмный скрепка.

— Вы даже не представляете, насколько у меня огрёмная скрепка, — вежливо сказала Таня.

Лысый иронии не понял, а вот гнусавый вели­кан, его товарищ, ухмыльнулся. Хоть он и был по­хож на гоблина, но, видно, тропинка юмора не обходила дремотную чащу его ума стороной.

Лысый стал серьезным. Вероятно, решил, что программа вежливости уже отработана. Теперь можно переходить к делу.

— Мой имя Франциск. Это мой дрюг Вацлав. Он поляк. Его мама и папа просить в Трансильва-нии политщиски убежищ, когда Вацлаву исполнилься год. Его дедушка был популарны рюски революшионер и злой крестьян убиваль его осино­вый кол в грудь, чтобы он спокойно лежаль в могила. Потом он уезжал из Трансильвания и на-чиналь работаль в Магщество! — сказал он.

Таня кивнула без особого сочувствия. Вампиры вечно страдали от того, что не могли держать под контролем свои инстинкты. Именно поэтому в от­личие от магов, наличие которых лишь предпола­галось лопухоидами, но не являлось доказанным, о привычках вампиров знали все и им приходи­лось туговато.

— Мы представляем следственный отдел Магщества. Вы ведь знаете, зачем мы пришли, не так ли? — в нос прогудел гнусавый и, сделав шаг, ока­зался совсем близко от Тани. Он, казалось, очнул­ся от вечной спячки. Таня услышала назойливый запах его одеколона. Почему-то полувампиры ис­пытывают к одеколонам и дезодорантам нежную привязанность.

— Так вы знаете, зачем мы пришли? Не слышу ответа! — возвысил голос «рюски» Вацлав. Его большая голова стала раздуваться.

«Красивая разводка. Возьми и сам все расска­жи. Облегчи им работу», — оценила Таня.

— Знаю, — сказала Таня.

Академик взволнованно шевельнулся на дива­не. В глазках Франциска блеснул интерес.

— Вот как? И зачем же? — нетерпеливо спро­сил лысый, видя, что Таня не продолжает.

— Пропылесосить комнату и сделать влажную уборку. Тряпки там. Если будете стараться, дам вам автограф и подарю свою фотографию со скреп­кой! — сказала Таня.

Вацлав неожиданно ухмыльнулся. Франциск по­морщился. Его бесцветные глазки быстро скольз­нули по Таниному лбу. Прикосновения его глазок были физически ощутимы, материальны, неприят­ны. «Телепат!» — наитием поняла Таня и тотчас с силой захлопнула свое сознание, точно двери метро. Этот фокус она неоднократно проделывала с Ягуном, когда играющий комментатор слишком уж наглел.

Лицо лысого скривилось от боли. Таня поняла, что уровень магии у него не выше 2В. Уже с трой­кой он сумел бы покинуть ее мозг, не испытав дискомфорта. Таня даже пожалела его.

— Мы пришли получиль ваш показаний. Зна­ком ли вам некий юнош-нэкромаг... Глэб... Глэб... э-э... забыл его сэконд-нэйм, — Франциск стал хло­пать себя по карманам, притворяясь, что ищет бу­мажку.

— Бейбарсов! — сказала Таня и по довольным ухмылкам обоих магфордцев тотчас поняла, что ее провели.

— О ес-ес, Бэй-Барз! Значит, вы с ним хорошиль знакомий?.. — взгляд полувампира вновь стал настороженным. Однако в сознание он уже не лез.

— Виделись пару раз.

— Пару раз? Вы вместе учились в Тибидохсе, и виделись всего пару раз? Как-то не верится, — не­доверчиво спросил гнусавый.

— Я бедная девушка, у которой плохо с ариф­метикой! Выше двух для меня сразу начинается высшая математика! — сказала Таня, закашивая под Гробыню.

Лысый опять сунулся к ней в сознание, но стро­гий щелчок «дверями метро» заставил его отпря­нуть.

— Вы виделись с Бэй-Барз в последний тайм? В последний двое сюток? Я хоцю услышаддь ис­тин! — спросил он, морщаясь.

— Нет, — сказала Таня, испытывая странное смущение.

— Вы говорить крюгли лош! Мы зналь из на­дежных информасьон, что Бэй-Барз может быть скрытый у вас! — продолжал напирать Франциск.

— Скажите своим надежным информасьон, что­бы они пили таблетки и не сидели с мокрой голо­вой на сквозняке! Может здорово продуть моз­ги!.. — сказала Таня, имея в виду Зализину. — Еще бы под кроватью посмотрели!

Обменявшись взглядом со своим напарником, полувампир Вацлав неохотно опустился на коле­ни и стал шарить под кроватью. Через некоторое время оттуда были извлечены фотография Гурия с его автографом, кастет малютки Клоппика, шапка-ушанка Ваньки, пропахший русалочьей чешуей ерш для чистки пылесосов Ягуна и гигантский ботинок Гуни Гломова. Таня смутилась. Она не загля­дывала под кровать уже год.

— Комната маленькая... Места мало, — сказала она.

— Откуда у вас весь этот весч? Ви хотеть ска­зать, что у вас такой огромни ступень на нога? — ехидно поинтересовался Франциск, разглядывая ботинок.

Тане потребовалась некоторое время, чтобы понять, что «ступень» — это ступня.

— Нет. Я клептоманка. Где увижу мужской бо­тинок — сразу его сопру!

— Ваш поведений отшень агрессив, аспирантка Гроттер! Это не есть гуд для моледой девушка! Я лишь пыталься виполняль моя работ! — укориз­ненно сказал Франциск.

Таня решительно повернулась к академику. Бесплатный цирк ей надоел.

— Что им тут надо? Зачем им Бейбарсов? — спросила она.

Сарданапал смущенно кашлянул.

— Они ищут Глеба, Таня... Магщество. объявило его в розыск. Но я все же надеюсь, что это досад­ное недоразумение, — печально сказал он.

Вацлав с гневом уставился на главу Тибидохса.

— Ничего себе недоразумение! Для вас, тибидохцев, это, конечно, мелочи! Вы у нас натуры широкие! Подумаешь, мальчик пошалил! А ну смотрите сюда, что он сделал с нашими людьми! Не сметь отворачиваться! — завопил он.

Вацлав щелкнул пальцами и жестом фокусника вытянул из воздуха моментальную карточку. Таня услышала непрерывный поросячий визг. Взгляну­ла на карточку и невольно зажмурилась. К тому, что она увидела, невозможно было привыкнуть. Больше всего это походило на кучу внутренних органов, продолжавших несмотря ни на что жить. Рот, находившийся где-то в районе желудка, не­прерывно визжал.

— Он вывернул его наизнанку! Это хуже, чем содрать кожу! Проклятая некромагия! У них нет ни одного нормального ритуала! Ни одного гу­манного заклинания! Это звери! Извращенцы! Уро­ды с больной психикой! — жестко сказал Вацлав и выдернул из воздуха еще одну карточку.

Ожидая увидеть нечто подобное первому сним­ку, она взглянула на вторую карточку. Большой куб покрытого кожей мяса моргал четырьмя не­симметрично расположенными глазами. Из того же куба в разных местах бессистемно торчали че­тыре ноги и четыре руки. Если немного поискать, то там же, на кубе, можно было обнаружить два рта, волосы и два носа, тоже раскиданные доволь­но живописно.

— Жуть, — сказала Таня брезгливо.

— Знаешь, что он сделал с ними? Переплел их. Руки, глаза, внутренние органы — у них все те­перь вместе, — не отрывая от Тани взгляда, мрач­но произнес Вацлав. Его глазки сверлили Таню с ненавистью, будто не Бейбарсов, а она была во всем виновата.

Таня подумала, что закодированные вампиры всегда почему-то становятся борцами за нравствен­ность и моральное здоровье. С чего бы такая зако­номерность? С чем завязал сам, за то мщу другим?

Сарданапал поднялся и на всякий случай встал между вампиром и Таней.

— Ну-ну, друзья! Мы же цивилизованные маги!.. Я попрошу Леночку Свеколт. Почти все заклина­ния обратимы. В крайнем случае можно будет по­искать что-нибудь в библиотеке, — примиритель­но сказал академик.

— Что??? У вас в скул лайбрэри складировать запретни книги по некромагия? Я правильно вас понималь? — быстро спросил Франциск.

Сарданапал презрительно поднял брови. За­конников и ябедников он ненавидел под всяким соусом.

— Разве я это сказал? Я имел в виду одобрен­ный Магществом магдицинский справочник под редакцией Марианно Немаринелли, который все болезни предлагает лечить куриным пометом. Рас­тирания, микстуры, контактная магия. Прекрасная, блестящая, глубокая книга. Ее достоинств не ума­ляет даже то, что сам Немаринелли умер от пере­дозировки куриного помета.

— Я не есть спешиалист, — сказал Франциск.

— К сожалению, это заметно.

— Ню-ню, академик! Не будем устраивать кво-рал на опустелый мест! Так вы будете говорить с нами, Татьян? Вы знать, где Бэй-Барз? — Представления не имею.

— Он скрывается в Тибидохсе, не так ли?

— Нет, — сказала Таня и поняла, что вновь на­ступила на грабли. Вопрос оказался с двойным дном.

— Откуда вы знаете, что он не скрывается в Тибидохсе, если вообще представления не имеете, где он? Нелогично, не правда ли? — спросил гну­савый Вацлав.

— Я не знаю, где Бейбарсов! — раздраженно повторила Таня.

Франциск и Вацлав не стали настаивать. Лишь недоверчиво переглянулись.

— Вы не получаль от Бэй-Барз звонки на зудильник, письмо, записка? — вкрадчиво продол­жал Франциск.

— Нет, — сказала Таня, стараясь не избегать его липкого, умненького взгляда.

Ей невольно вспомнилась бумажка, оказавшая­ся сегодня днем под струнами контрабаса. Фран­циск умильно закивал. Было похоже, что он вне­запно преисполнился к Тане симпатией. Зная, что это лишь маска, Таня напряглась.

— Отшень жаль. Если вы будете получаль стран­ный письмо без подпись, ви всегда можете опре­делить афтор! Один капель слюни гарпий или ка­пель кроф от любой нежить. Ви капать это на бу­маг и смотреть, какой у бумаг цвет. Если синий — письмо пришло от некромаг, — Франциск быстро и осторожно скользнул взглядом по Таниному лбу. Имея печальный опыт, на глубокое сканирование он не решился, но в волосах все же защекотало.

На этот раз Таня не успела его прищучить. По­лувампир был настороже и сразу отпрянул.

— Откуда вы знаете, что это сделал Глеб? И, главное, зачем? — спросила Таня.

Вацлав ухмыльнулся.

— У нас есть доказательство. Кто, кроме некро-мага, способен сделать такое с боевыми магами? Кроме того, его засекли запоминающие кристал­лы наружного слежения.

— Где засекли? — спросила Таня.

Франциск на мгновение задумался. Видимо, со­ображал, не выдаст ли тайну. Потом все же ре­шился.

— В Магстердаме. В хранилищ для опасни ар-тефактус. Там Магщество держаль артефактум, ко­торый находимься под следствий или служимь для совершены различии крайм, — сообщил он.

— Преступлений?

Синеватый язык полувампира нервно облизал губы.

— Уджясны переступлени! Бэй-Барз снял ох­ранный магий и похитиль один отшень важны веш. Мы считать, он уже уходиль восвояс, когда нагрянуль патрул Магщества. Некотори заклина­ний успель сработать и вызваль охрана. Охрана хотель арестовать Бэй-Барз и отвезти его для дрюжески перевоспитаний в Дубодам. Они стали пускаль в Бэй-Барз парализующий искр и грозить ему замороживащи дубинки. Но Бэй-Барз отшень нагли. Он не желаль стафаться как все приличии пгеступник. Не стал кричать: «Не бейте меня, фос-мите в Дубодам! Я желаю вставать на путь исправ­лений!» Он нападаль на патруль, изугодоваль трох атлишни солджес и скрыться.

— А какой именно артефакт похитил Глеб? — спросил академик озабоченно.

Полувампиры осторожно переглянулись. Вид­но, не были уверены, что располагают полномо­чиями сообщить это. Но все же решились риск­нуть.

— Жидкое зеркало некромага Тантала! — ре­шительно ответил полувампир Вацлав.

Таня заметила, что при упоминании зеркала академик помрачнел. Брезгливая снисходитель­ность, с какой он относился к полувампирам до того, сменилась озабоченностью.

— Мы предполагаем, что Бейбарсов может прибыть в Тибидохс. И что украденный артефакт находится у него! — продолжал Вацлав.

Теперь ои пожирал глазами не Таню. Сардана-пала.

— И на чем же, позвольте спросить, базируется ваше предположение, что Бейбарсов прилетит в Тибидохс? — подчеркнуто вежливо спросил акаде­мик,

— Вы знаете на чем, — веско сказал Вацлав.

К ее удивлению, академик кивнул. Более того, поднял ладонь в жесте, который у магов означал клятву.

— ^ Разрази громус! Клянусь уничтожить жидкое зеркало Тантала сразу, как только увижу его.

Таня задохнулась от изумления. Услышать Раз­рази громус от академика — это уже кое-что. Сарданапал, насколько она помнила, всегда был очень осторожен с магическими клятвами. И кому он да­вал эту клятву? Двум полувампирам, шестеркам Магщества, которых в глубине души он не мог не презирать.

— А сам Бэй-Барз? Академик, что вы собирать­ся сделаль с ним? Мы хотим имель гарантия, что ви передавай его для Дубодам! — спросил лысенький Франциск с самым умильным выражением. В сла­деньких глазках стояло засахарившееся варенье.

— С Глебом я бы не спешил.

— Почему?

— Мы многого не знаем. Молодой некромаг сам мог оказаться заложником ситуации. Зеркало Тан­тала чудовищно сильный артефакт. Равно как и тот, кто сотворил его. Не исключено, что Глеб дей­ствовал не по своей воле. Не понимал, что делает.

— В Дубодаме разберутся!

— Да уж. Из вашего Дубодама выходят расслаб­ленными идиотами!

— Ви сомневалься в исправительных возмож­ностях Магщества? — вкрадчивым, почти напуган-ным, но в действительности провоцирующим го­лоском спросил Франциск.

На его остром носике повисла большая мутная капля. На Танин взгляд, она больше напоминала клейстер.

Академик коротко, по-военному поклонился. Признаться, Таня даже не ожидала от довольно кругленького главы Тибидохса такого закончен­ного и четкого движения.

— Честь имею, господа! Не смею более вас за­держивать! Уверен, вас ждут еще дела. Что касает­ся пострадавших боевых магов — обещаю: в бли­жайшее время им помогут, — сказал он, решитель­но открывая взглядом дверь.

И куда исчезла вся его мягкость? Хотя Таня, знавшая академика давно, удивлена не была. Неда­ром Склепова, чьей интуиции можно было дове­рять, утверждала, что Сарделькокопал похож на плюшевого зайчика, внутри которого не вата, а стальной трос. Полувампиры, даже наглые, даже не лишенные магического дара, даже с боевыми кольцами, все равно не могут не опасаться мага уровня Сарданапала. Шутки шутками, а шакалы со львами на равных не сражаются.

Недовольно оглядываясь, посланцы Магщества потянулись к выходу. Судя по всему, оба не про­пустили мимо ушей, что академик, во-первых, не обещал выдать им Бейбарсова, если тот объявится; во-вторых же, поклялся лишь уничтожить зеркало, но не вернуть его Магществу.

На пороге гнусавый на минуту остановился и, обернувшись к Тане, сказал со значением:

— Мы будем рядом! Если появится Бейбар-сов — сразу позови!

Он распахнул куртку, и Таня увидела, что за ре­мень у полувампира заправлена короткая булава. Булаву венчал яркий камень.

— Знаешь, что это? «Раздиратель некромагов». Единственное реально действующее против них оружие. Направляешь камень на некромага, про­износишь слово и — пуфф! В него впиваются пять раскаленных сверл. Некромаг кричит, пытается затянугь раны, но сверла не отпускают его. Когда же тело уничтожено, дух, не успевший передать дар, обречен на вечные страдания. Жуткое зрели­ще! — надувая щеки, сказал Вацлав.

Его заплывшие глазки нездорово поблескива­ли. Еще бы: ствол есть, приказ есть, а пальнуть по­ка не в кого. Ну не печально ли? Заметив, какое впечатление слова Вацлава произвели на Таню, Франциск поспешил вступиться за напарника:

— Ты думаль, это слишком агрессив? У нас нет иной чойс. Изобретатель «раздиратель» черный маг Шмоллинг имел много ризонс не любить нек­ромаг. По слухам, его жена ушла к одному из нек­ромагов. Она видель этот некромаг первый раз в жизнь. Он всего один раз улыбнулься ей и сказаль буквально три фрасс: «Брось все! Иди за мной! Ты моя!» Этот дурачка все бросиль и топаль за некро-маг. Хи-хи! Замечательни подробност! Уш ви-то, уверен, меня понималь?

— Вы сплетничаете как старая баба! — сказала Таня с внезапной досадой.

Возможно, досада была вызвана тем, что она очень ясно представила себе картину. Женщина бросает благополучного, богатенького, умненько­го, не исключено, что даже красивого Шмоллинга и идет за некромагом в сырую землянку, стены ко­торой пробуравлены дождевыми червями. Воз­можно, даже вскоре умирает, потому что некрома-ги мало церемонятся с теми, кто их любит. Неуди­вительно, что Шмоллинг потом всю жизнь изобретал свой «раздиратель».

Франциск заморгал красненькими глазками, выискивая подходящий ответ. Наконец нашел.

— Сам ты баба! От баба и слышу! — произнес он. Когда за посланцами Магщества захлопнулась

дверь, академик устало опустился на стул и погру­зился в размышления. О присутствии Тани он ед­ва ли в этот момент помнил и удивленно шевель­нулся, когда услышал ее голос.

— Вы считаете, что Глеб действительно взял жидкое зеркало Тантала?

Академик быстро искоса взглянул на нее. В этот момент Сарданапал был похож на уставшую хищ­ную птицу, которая сидит на скале и смотрит вниз.

— Он мог это сделать, — неохотно ответил ака­демик.

— А что за зеркало Тантала?

— Отвратительный темный артефакт! Чтобы получить его, Тантал убил двенадцать единорогов, сто жар-птиц, двух русалок и одну принцессу. У каждой жертвы он взял по капле крови, добавил желчи ехидны, воды из Леты и кипятил двена­дцать дней на медленном огне, который поддер­живал осиновыми дровами. Зеркало Тантала было почти готово, когда на поляну с лаем выскочили псы. За псами следовал отряд профессиональных охотников за некромагами, с которыми было не­сколько сильных волшебников. Принцесс нельзя убивать безнаказанно... Хижину окружили арба­летчики. Маги наложили на ее стены сильное за­клинание, которое помешало некромагу скрыться. Погоня застала Тантала в момент, когда он был измотан. Собственный ритуал и двенадцать дней без сна обескровили его, лишили сил. Он пони­мал, что ему не уйти. Все же Тантал заперся изнут­ри и напустил на погоню всех висельников и всех казненных разбойников с ближайшего кладбища.

Таня поморщилась.

— Какой смысл? Что они могли сделать магам?

— В сущности, ничего. Но Танталу нужно было выиграть время. И он добился своего. Пока маги и охотники сражались с мертвяками, он успел закон­чить зеркало. Когда дверь хижины вышибли, то увидели Тантала. Он стоял у большого котла. И хо­тя огонь под ним уже погас, в котле кипела отвра­тительная, вязкая жидкость, в которой отражались

все предметы этого мира и все живущие в мире, кроме того единственного, кто смотрел в котел. Это и было жидкое зеркало некромага Тантала.

— Это невозможно. В мире слишком много лю­дей и предметов, чтобы одно зеркало было спо­собно вместить все! — сказала Таня.

Сарданапал грустно улыбнулся.

— К сожалению, возможно. Скажу больше: дос­таточно, не страшась боли, опустить в котел руку, и можно извлечь из него любой предмет, который ты видишь, как бы далеко он ни находился. Но это должен быть обязательно темный предмет. Кроме того, у зеркала Тантала есть и другие магические свойства.

— Какие? — спросила Таня.

Она напряженно пыталась понять, зачем жид­кое зеркало Тантала могло понадобиться Бейбар-сову.

Академик быстро взглянул на Таню.

— Зеркало Тантала наделяет даром особого оборотничества. Оно будет проявляться только ночью и только при лунном свете. Жизни двух людей — твоя и того, чей облик ты примешь хотя бы раз — с этой минуты сливаются воедино. Еди­ная кровеносная система судьбы. Уколется один — кровь у обоих. Постепенно их сознание тоже нач­нет объединяться. Тот из двоих, кто нравственно сильнее, будет влиять на более слабого даже в том случае, если они никогда не увидятся...

Таня опустила глаза. Ей вспомнился Серый Ка­мень.

— Так что стало с Танталом? Его убили? — спросила она, чтобы сменить тему.

— Нет. В него не успели выпустить ни одной искры. Тантал прыгнул в кипящее зеркало и исчез.

— А кому он передал свой дар? Некромаг не может умереть, пока не передаст дара.

— Это долгая история, — уклончиво ответил академик.

— Но Тантал погиб?

— Принято было считать, что он в Потусто­роннем Мире, — сказал Сарданапал.

— Было? Значит, теперь нет???

Сарданапал потянулся к карману и за золотую цепь вытянул часы — большая, с мелкими брилли­антами луковица была подарена ему князем По­темкиным за помощь в присоединении Крыма.

-— Мне пора, Таня! Прости, что привел к тебе охотников из Магщества. Они были чудовищно назойливы, — сказал он и, поклонившись, вышел.

Заметив, что академик забыл закрыть дверь, Та­ня хотела сделать это искрой, но внезапно поня­ла, что не слышит шагов главы Тибидохса по ко­ридору. Неужели так спешил, что телепортировал? На мага его уровня школьные блокировки, разуме­ется, не распространяются. Таня подошла к двери и увидела, что академик стоит шагах в пяти и под­нимает к глазам ладонь, на которой проявляется лицо Поклепа. Магу уровня Сарданапала не требо-

вался зудильник, когда ему нужно было кого-то вызвать.

— Сколько срабатываний Гардарики было за последние два дня? — услышала она голос акаде­мика.

Что ответил Поклеп, Таня не разобрала. Сарда-напал кивнул.

— А сколько реально гостей прибыло? Ему снова ответили. Сарданапал подул на ла­донь, и лицо Поклепа исчезло.

— Этого я и опасался, — сказал академик.


Глава 5

^ ПОДВАЛ - ЭТО ЧЕРДАК, КОТОРОМУ НЕ УДАЛОСЬ ВОЗВЫСИТЬСЯ


Единственное, что имеет цену, — это здоровая, горячая, энергичная кровь. Не только умная, но и спо­собная умерить свой ум, когда он становится неподъемной ношей.

«Книга Света»


Едва полувампиры и академик ушли, как через окно на пылесосе ворвался взбудораженный Вань­ка. Свитер на нем был разодран. Лицо в копоти. На щеке — пять длинных царапин, загибающихся книзу.

— Ну, Тарарах и дает! В драке он настоящий гладиатор! Видела бы ты, какую взбучку мы задали этим уродам! Их было восемь, не считая тех, что так и не рискнули сунуться!.. — крикнул Ванька, спрыгивая с пылесоса прямо на стол.

— Я догадывалась, куда вы полетели. Надо было хоть Поклепа с собой взять, — сказала Таня, оза­боченно разглядывая Ванькино лицо.

— Мы и сами справились. Входим в конюшню, а там концлагерь. Пегасы загнанные, на крыльях болячки, на шеях следы укусов. А тут подваливает хозяин и начинает требовать денег, что мы задер­жали Пегаса! Жирный такой упырь. Ротик в сале прорезан, глазки блестят... Тарарах, не тратя слов, сразу вложился справа, а я еще две искры добавил, уже от себя. Тут на нас накинулись конюхи и по­шло-поехало. В общем, когда мы оттуда уезжали, у них в конюшне не было ни одного животного. Мы всех выпустили.

— Правильно сделали. Тарарах-то не сильно пострадал?

— Меньше, чем я. Так, пара ссадин. Он сразу схватил лопату, так что они близко не совались. А меня-таки один упырь укусил! На тот момент у него были еще зубы! — похвастался Ванька, пока­зывая Тане глубокую рану в районе запястья.

— Ты что, спятил? Ты же теперь сам упырем станешь! — испугалась Таня.

— Не-а, не факт, — успокоил ее Ванька. — Я уже залетал к Ягге. Она обложила рану землей из Трансильвании. Сказала, через некоторое время меня может потянуть на кровь и на сырое мясо, но это ненадолго. День, два, а потом все отпустит, ес­ли я смету держать себя в руках... Ускоренное тече­ние болезни с последующим выздоровлением. А там все зависит от того, насколько глубоко про­никла слюна этого урода.

— Звучит оптимистично. Ягге всегда умела уте­шить, — сказала Таня задумчиво.

Ванька спрыгнул со стола.

— Ерунда! Ягге всегда любила запугать. Лекари, они самые хитрые существа на свете. Если у тебя пустяковая рана — они стращают заражением крови, гангреной и всякой гадостью. При этом де­лают круглые глаза, а сами втайне над тобой ржут. Если же ты заболел всерьез — тебе говорят, что все пустяки и главное больше оптимизма.

Валялкин был такой веселый, взбудораженный, радостный, такой весь «ванькинский», что Тане за­хотелось поймать его вихрастую голову и при­жать ее к себе.

— Я тебя люблю, — сказала она.

Ванька серьезно посмотрел на нее. Глаза его сияли.

— Три, — удовлетворенно произнес он.

— Что три?

— За те две тысячи дней, что мы знакомы, ты говоришь это в третий раз. Если это говорить ча­ще, слова обесценятся. «Я тебя люблю!» станет вежливой банальщиной, такой же, как «привет!» или «как ваши дела?».

— Ты зануда, — сказала Таня нежно.

Она давно изучила своего Валялкина. При внеш­ней мягкости он был куда тверже громогласного и шумного Ягуна, который чуть что принимался жес­тикулировать и топать ногами, как итальянец, кото­рому на Воробьевых горах продали буденовку

без пуговицы. Ягуна еще можно было переупря­мить, Ваньку — никогда. Внутренняя работа про­исходила у Ваньки неспешно, но неуклонно.

Большое войско движется медленно. Пылит по дорогам пехота. Увязая в грязи, едва ползут тяже­лые пушки. Тащатся обозы, запряженные волами. В самой этой неторопливости есть что-то гроз­ное, определенное. Ясно, что армия не повернет назад. Так и мысль Ваньки двигалась медленно, но неостановимо. Все принятые им решения были глобальны и окончательны. С пути он не сворачи­вал. Решил полететь в тайгу — полетел. Решил не оставаться в аспирантуре, наплевав на все реко­мендации и даже обиду Тарараха, — не остался.


***


Неожиданно дверь распахнулась. В комнату во­рвался взбудораженный, цвета свеклы Ягун и нич­ком бросился на пол. Над его головой просвисгел и разбился о стену кирпич.

— Ягун, что за дебильные игры? У тебя, по-мо­ему, началось обратное развитие!

— Ага. Типа началось, — сказал Ягун, вставая и деловито отряхивая колени.

- ЯГУН!

— Так вот, оказывается, как меня зовут! Прият­но познакомиться! Я — гунн! Я — скиф! Я дикарь!

— Ты мне всю комнату разнес, скиф!

— А если я признаюсь, что заговоренным кирпичом в меня запустила Лоткова? Отличница, ум­ница, гордость Тибидохса! Ужас, да? Полку исте­ричек прибыло! Наследницы Зализиной атакуют Тибидохс!

Таня не поверила.

— Катька? Она же само терпение! Как ты ее до­вел?

— Ничего себе «довел»! — возмутился внук Ягге. — Кто еще кого довел? Она заявила, что я не­серьезный псих, не готовый к взрослым ответст­венным отношениям!.. А когда я подтвердил, что она угадала, она спокойно заговорила кирпич и запустила им в меня! Лучший способ доказать че­ловеку, что он псих, — конечно, запустить в него кирпичом! Причем моим же! Я прижимал им кое-какие детальки, когда надо было их склеить.

— «Взрослые ответственные отношения». Хоро­шо сказано. Главное, точно, — задумчиво повтори­ла Таня.

— И ты туда же? — вознегодовал Ягун. — Инте­ресно, что Лоткова вообще вкладывает в эти «взрослые ответственные отношения»? Небось для нее это кастрюли, съемная однушка в лопухоидном мире и маленький маг, подвывающий на горшке.

— А что это для тебя? — спросил Ванька. Все это время он спокойно стоял рядом.

Ягун задумался.

— Ну, не знаю... Драконбол там... Куча друзей... На мозги никто не капает, — сказал он не особо уверенно.

Ванька слушал Ягуна неодобрительно, однако со своей оценкой не лез.

— А я Лоткову понимаю. Мне бы тоже это не понравилось. Ты чересчур легкомысленный, Ягун. «Порхающие» молодые люди всех уже достали. Инфантилы хороши только для детского сади­ка, — заметила Таня.

Ягун поморщился. Таня задела его за живое.

— И ты туда же! На самом деле я совсем не против. Ответственность — штука хорошая. Я все­ми ушами «за»! Но я не люблю, когда люди тащат­ся по жизни, пыхтя и стеная, какие они ответст­венные и перегруженные. Неси свой крест с улыб­кой, помогая другим нести их кресты, — вот это вызывает уважение. И плевать, что ноги у тебя стерты в кровь, а плечи устали. А все эти громкие слова — пустой звук. Я могу их бочками произно­сить, если захочу.

В дверь просунулась голова Гуни.

— Вас Гробыня зовет! Велено доставить живы­ми или мертвыми.

— Куда доставить?

— Не приказано говорить.

— Что за тупые секреты? Ты у нее что, посыль­ным работаешь? — с досадой спросил Ванька.

Гуня уставился на него выпуклыми крокодиль­ими глазами.

— Я работаю у нее молодым человеком. Если Склепа чего сказала — надо выполнять. Шагать — значит шагать. Молчать — значит молчать, — то­ном преданного служаки произнес он.

Таня быстро взглянула на циферблат. Стрелки, до того лениво обвисшие, как усы у валаха, под ее взглядом неохотно пробудились и показали поло­вину десятого. До времени, указанного в записке, оставалось три часа.

По пути им встретилась Верка Попугаева. Сте­ная как Недолеченная Дама, она пробиралась вдоль стены в направлении магпункта. Нос ее был красен. Глаза слезились.

— Не подходите ко мне! Я — пчччи! — пчи-хаю! — крикнула она, замахав на Таню руками.

— И что теперь, повеситься? От гриппа есть ку­ча работающих заклинаний, — резонно сказала Таня.

— Это не обычный грипп! У меня заразный сглаз на неприятности! — страдальчески моргая опухшими глазами, пожаловалась Верка.

— Это еще как?

— Все скверное, что происходит в Тибидохсе, происходит с моим участием! Если на кого-то упала люстра, можете не спрашивать на кого — на меня! Если у кого-то аллергия, то у меня! Если кто-то отравился, это тоже я! Если на кого-то всем плевать — на меня! Это все из-за Великой Зуби, уж я-то не дура!

Едва Верка успела возвести на Великую Зуби новое обвинение, как ее потряс очередной чих.

Зажав ладонью рот, Верка поспешно скрылась в галерее, ведущей к магпункту.

— Хм... Я почему-то думал, что Ве-Зу преподает защиту от сглазов! — философски сказал Ягун, благоразумно не называя полного имени.

— Canalius nascitur, non fit1, — проворчал пер­стень Феофила Гроттера.

У ворчливого старикашки, некогда ухитривше­гося вызвать на дуэль самого Древнира, на всех был зуб.

Гуня решительно протопал по галерее, поднял­ся по невзрачной лесенке, молча сунул караульно­му циклопу баранью ногу, которую тот так же молча принял, и Таня внезапно поняла, где они. У бывшей лаборатории профессора Клоппа. От­сюда любящий дешевые эффекты профессор обычно спускался в класс в крысиной жилетке, с неизменной ложкой на цепочке.

Это было тесное, загроможденное помещение. На полках строем браво пузатились бесконечные банки, подписанные корявым, с нестандартным левым наклоном почерком профессора: «Сушеные волчьи глаза», «Щитовидная железа ведьмы», «Ког­ти гарпий», «Соскоб железа с меча вещего Олега», «Эликсир тоски», «Песок из пустыни Гоби», «Мо­лочные зубы циклопа», «Разочарование клерка, ко­торому не дали годовую премию».

Посреди комнаты на столе горела единствен­ная свеча.

— Ну наконец! Я чуть не сдохла! Вы что, на че­репахе ехали? — нетерпеливо спросила Гробыня, метавшаяся из угла в угол.

— Привет Глупыням Клеповым! — приветство­вал Гробыню Ягун.

— Молчи, Бабский Ягун! — одернула его Гробы­ня. — Что еще за вопли из санузла? Бунт в клетке с хомячками? Восстание бешеных попугайчиков?

— Склепова, я тебя умоляю: не прикидывайся стервой! А то я решу, что ты идеалистка, — сказал Ягун, морщась.

— Это как? — растерялась Гробыня.

— В девятнадцать лет девушке не положено быть стервой. Все девятнадцатилетние стервочки к тридцати становятся хроническими идеалистка­ми. И наоборот. Мне бабуся сказала. Типа ссылка на авторитетный источник, — пояснил Ягун.

Гробыня досадливо дернула плечом.

— Хватит болтать! — энергично сказала она. — Сегодня я трижды пыталась проникнуть в подвал Башни Призраков. С каждым разом со мной цере­монились все меньше, хотя я была сама вежли­вость и очарование. В третий раз Поклеп вообще приказал циклопам меня вывести. Меня, которая принесла ему чашечку кофе почти без снотворно­го! О чем это говорит?

— Что ты конкретно достала преподов. Тебя скоро выставят из Тибидохса и заблокируют Гардарику на вход.

— Нет. Это говорит о том, что преподам есть что скрывать, а это наглость. Заставлять молодую и красивую девушку страдать от любопытства — это, дорогие мои, неприкрытый садизм. Проник­нуть в темницу нет никакого шанса. Стены непро­ницаемы для магии, а внутри она невозможна. На лестнице четыре идиота с дубинами. Плюс два преподавателя постоянно находятся внутри ком­наты. Если стучишь — выходит всегда один, дру­гой остается внутри.

— Значит — тупик? — спросила Таня. Гробыня таинственно улыбнулась.

— Ну почему же тупик, дорогая Гротти? А как же наш девиз, что нет ничего вудее вуду?

Таня скривилась. Любой светлый маг испыты­вает невольную брезгливость, когда слышит слово «вуду». Другое дело маг темный, не слишком щепе­тильный в выборе средств.

— Ты же говоришь, там внутри магия невоз­можна?

— Магия — нет. Но подключиться к зрению Поклепа и увидеть то, что видит он, — почему бы и нет? В магии вуду есть забавнейшие ритуальчи-ки, — Гробыня в предвкушении потерла руки.

— Ну а мы тебе зачем? — спросил Ванька.

— Гуня, давай куриные сердца! — Гробыня раз­ложила птичьи сердца вокруг горящей свечи и по­требовала у Тани, Ваньки и Ягуна их перстни. — Только умоляю, не надо сквалыжничать! Ничего с вашими колечками не станет! Я помещу их внутрь сердец, а когда закончу ритуал, можете забирать ваши цацки.

— А у вас что, своих перстней нет? — спросил Ягун подозрительно.

Гробыня пожала плечами.

— Читать надо не только про пылесосы, киса! Эта мерзкая магия вуду так устроена, что отрицает бескорыстные движения души у темных магов. А раз так, то оплачивать всякий ритуал приходит­ся двумя годами жизни. Нет, ну не гадость, а? Я что, не могу сделать ничего просто так, без зад­ней мысли?

Таня засмеялась. Большинство темных магов считают себя белыми и пушистыми, а движения своей души благородными. Самообман и ханжест­во — это как газ и нефть. Когда они закончатся, мраку нечем будет заправлять свою чихающую машину.

— Конечно, можешь, — заверила Таня Гробы-ню, чтобы не огорчать ее. — А мы не потеряем по два года жизни, если отдадим тебе кольца?

Склепова мотнула головой.

— Нет. Вам, светленьким, проще. Ваши заявки оплачиваются по особому тарифу. Если перстни будут ваши, а ритуал стану проводить я — все пройдет как по маслу. Мы одурачим и вуду, и за­щиту темницы.

— Это серьезно, что ли, про особый тариф?

— А то. Честным людям даже деньги без рас­писки дают. Отсюда и поговорка: хочешь потерять друга, дай ему денег в долг, — хмыкнула Гробыня.

— Не усматриваю логики, — сухо сказал Ванька.

— А ты не усматривай! Ты колечко давай! — по­торопила Гробыня. — И еще одно: Танька, когда я окажусь там, внутри, и ты почувствуешь, что мо­мент настал, задавай мне вопросы. Если, конечно, хочешь что-то узнать. Если преподы поставили блокировку памяти (а от этих ехидцев всего мож­но ожидать), я вынырну из сознания Поклепа пус­тая, как кошелек студентки.

Получив от Тани, Ваньки и Ягуна перстни, Склепова быстро надрезала куриные сердца и по­местила перстни внутрь. Указательным пальцем, вымоченным в куриной крови, провела между ку­риными сердцами дорожки. В центр треугольника посадила заранее вылепленную фигурку Поклепа. В исполнении Гробыни Поклеп больше походил на индийского божка. Короткие ручки, пухлые ножки, живот бочонком. Лицо, правда, получилось похожим.

— Значит, так, — решительно сказала Гробы­ня. — Думаю, все пойдет нормально. Но все же не­который риск есть. Если я застряну в сознании Поклепа, не надо меня хватать, трясти, тереть уши. Гробышошка этого не любит. Просто тихо-мирно стираете кровь и забираете перстни. В идеале, ма­гия исчезнет, и я вернусь обратно.

— А не в идеале?

— Не в идеале вам придется написать на моем могильном памятнике: «От любопытства тоже умирают»... — сказала Гробыня.

Опасаясь, что кровь высохнет, она нависла над столом, наклонилась и коснулась фигурки лбом.

—^ Муагрио эйнал фэнцис пуормариоко! — про­цедила Гробыня сквозь зубы, как человек, который знает, что сейчас ему будет больно.

Едва она договорила, как все три перстня внут­ри куриных сердец выбросили по искре. Куриные сердца взорвались, забрызгав Гробыню и глиня­ную фигурку Поклепа каплями крови.

Гуня невольно сделал к Гробыне шаг. Ягун удержал его за локоть.

— Не суйся! Раньше надо было! Сейчас она уже не здесь! — сказал он.

Гробыня неожиданно выпрямилась. Обежала вокруг стола. Движения ее стали суетливыми, бес­покойными, шаги короткими, косолапыми. Плечи ссутулились, живот, напротив, выпятился. Головой она двигала быстро и нервно, как птица, которая чистит перья.

— Поклеп! — воскликнула Таня невольно.

Да, сомнений не осталось. Перед ними стоял Поклеп, с которым Гробыня слилась в единое це­лое. Склепова резко повернулась к Тане. Ее глаза вгрызлись в Таню, однако в них было недоумение. Поклеп явно ничего не видел. Ванька осторожно зажал Тане рот ладонью и утянул ее в сторону.

— Никаких резких звуков! Никаких криков! Только спокойный мерный голос, — шепнул он.

Наконец Гробыня перестала вглядываться в пус­тоту и вновь нервно забегала по комнате. Остано­вилась, повернула голову к стене. Таня почувство­вала, что там, в подвале, завуч смотрит на круг, внутри которого заточен неведомый пленник.

— Что ты видишь? — быстро шепнула Таня.

— Ничего, — сухим, отрешенным голосом от­кликнулась Склепова.

Таня понимала, что с ней говорит не Гробыня. Она беседует с подсознанием Поклепа. Осторож­но и быстро плывет под водой без возможности вынырнуть. Если вынырнет — ее накроет волной чужого сознания. Завуч забьет тревогу, и что слу­чится со Склеповой, неизвестно.

— Ты не можешь ничего не видеть. Опиши подробно! — настойчиво повторила Таня.

Бесконечно чужим, мужским жестом Гробыня провела рукой по лицу.

— Я вижу круг. Внутри непроницаемый сгусток мрака, — хрипло сказала она.

— Что ты слышишь?

— Я слышу голос, который произносит имена. Он не замолкает ни на секунду уже много дней.

Глиняная фигурка внутри треугольника ше­вельнулась. По ней прошла трещина. Кровь на фи­гурке высыхала. Времени у них оставалось не так и много.

— Какие имена ты слышишь? Повтори их! — заторопилась Таня.

Гробыня провела языком по сухим губам. Таня ощутила, что Поклеп в смятении. Подсознание ничему не удивляется, однако этот случай особый. Тут явно существовало табу.

— Алатрея, Филинборук, Генарис, Малнус, Пек-тугарис, Мемфицидер, Урфанагалцер, Гигимакски-ус... — забормотал он.

Гробыня покачнулась и ухватилась за стену. Она была даже не бледная, а синяя, как мертвая эпилированная курица.

— Гамызиус, Мерут, Ципер, Шишилигнус, Эй-леаяшмо, Меооаптиум, Леамо!

Из носа у Склеповой хлынула кровь. Ножка сто­ла отбивала дробь на плитах пола. Перстень Фео-фила Гроттера начал беспорядочно выбрасывать искры. Глиняная фигурка рассыпалась на глазах.

— Элеара, Пуприс, Мурдыкусул, Верояй, Меши-сто, Гумрис...

Струйка крови из носа Склеповой обогнула рот и стекала по подбородку. Внизу она замирала и каплями срывалась вниз. Стеклянные банки на полках глухо взрывались.

— Я понял! Это истинные имена духов хаоса... Заставьте ее замолчать! — закричал Ванька.

Метнувшись к столу, Ягун рукавом торопливо стер с него куриную кровь. Никакой тряпки под рукой, разумеется, не оказалось. Стерев кровь, он поспешно схватил перстень, надеясь, что с его исчезновением магия иссякнет. Он ошибся. Силы, более могущественные, чем магия перстней, овла­дели Склеповой.

— Рогустус, Далеа, Вомкати, Паурцибу, Хмо-лис... — бормотала она.

Таня положила руку Гробыне на плечо.

— Гробыня, молчи! Достаточно!

Склепова ухмыльнулась. Стряхнула ее руку. Слизнула с губ кровь. Ее взгляд по-прежнему был обращен в никуда.

— Медуснус, Гуалирас, Фушеэйно...

— Сама она не замолчит! Она не сможет! — Ванька рванулся к Гробыне и попытался зажать ей рот. Напрасная попытка. Склепова боднула его го­ловой в лицо и оттолкнула с неженской силой. В следующую секунду Ваньку сгребла лапища Гу-ни. Медвежьи глазки потомственного сержанта смотрели цепко и хмуро. Кулак-кувалда стал мед­ленно подниматься.

— Не трогай мою девушку! ТЫ!

— Гуня! Ты идиот! Заставь свою девушку замол­чать, или через минуту она будет мертва! — крик­нул Ванька.

Гуня застыл. Повернулся. Посмотрел на Гробы-ню. Потом на Ваньку. Затем снова на Гробыню. Медленно почесал лоб. Ванька схватил его за во­рот, дернул, обрывая пуговицы.

— Гломов! Не тормози! Заставь ее замолчать! Она произносит имена духов хаоса!.. Знаешь, что такое хаос? — крикнул Ванька.

Плоское лицо Гуни посетил отблеск разума. Огромная ручища, сжимавшая Ваньке горло, раз­жалась.

— Хаос убьет ее!.. Гробыня должна молчать! Спаси ее!

Гуня шагнул к Склеповой, сгреб, прижал к полу. Даже могучему Гуне это стоило немалых усилий. Гробыня вырывалась как безумная, бодалась, била его локтями, коленями. Когда Гломов зажал ей ла­донью рот, попыталась отгрызть ему мизинец.

Гуня навалился.

Даже с зажатым ртом Гробыня пыталась рвать­ся и повторять имена. Однако в таком положении повторять их правильно она уже не могла. Сби­лась, запуталась в звуках и вдруг прекратила вы­рываться. Всхлипнула. Стала жадно дышать через нос. Уже вполне осмысленно оцарапала Гуне нос.

— Отпусти ее! Ты ее задушишь! — сказала Таня.

— Уже можно?

-Да.

Гуня осторожно оторвал ладонь от губ Склепо­вой. Сбоку, на мясистой части ладони, был глубо­кий укус с отпечатавшимися зубами.

— Просто как на карту стоматолога, — заметил Ягун.

— Гы! — сказал Гуня задумчиво, созерцая, как рана затягивается на глазах.

Все-таки способность к регенерации великая вещь. Этот мир так дальновидно устроен, что вы-годнее иметь одну крепкую, удобную для тарана голову, чем десять умных.

Гробыня встала. Обнаружила, что из носа капа­ет кровь, и озабоченно задрала к потолку голову.

— Вы что, озверели? А лицензия на удушение девушек у вас есть? — поинтересовалась она дело­вито.

— Ты хоть что-нибудь помнишь? — спросила Таня.

Склепова задумалась.

— Я помню, что ты меня дико раздражала лет пять назад, — сказала она.

— А как была в сознании у Поклепа, помнишь? Продолжая держать голову задранной, чтобы

кровь перестала течь, Гробыня скосила на Таню глаза.

— Я там была? Как все запущено!..

Таня подошла к столу и осторожно вытащила из куриного сердца перстень Феофила Гроттера. Она ожидала упреков, ругани на латыни — всех милых проявлений прекрасного характера дедуш­ки. Ничего подобного! Никогда прежде она не ви­дела свой перстень таким довольным. Перстень выбрасывал красную искру через две зеленых, что-то бубнил и сиял, как новый пятак.

Капли крови, попадавшие на него, перстень впитывал с изумляющей торопливостью.

— Дедушка, а дедушка! Ты уверен, что не вурда­лак? — спросила Таня ласково.

— О, si sic omnia!2 — отвечал Феофил мечта­тельно. Его скрипящий как тележная ось голос приобрел небывалую бархатистость.

С беспокойством поглядывая на перстень, Таня вернула его на палец.

— В чужом сознании находиться неприятно, особенно когда ныряешь туда полностью. Я не за­помнила деталей, только ощущения. Как в киселе плаваешь, а вокруг образы, хаос эмоций, страхи. Словно копошишься в мешке с обрезками цвет­ной бумаги, — задумчиво произнесла Склепова. — Так что я выудила, колитесь?

— В центре темницы непроницаемая завеса. Как она возможна в пространстве, где нет магии, непонятно. Но она там есть. С той стороны завесы кто-то повторяет имена духов хаоса. Вот и все, что ты выудила, — сказал Ягун.

— Прекрасная тема для передачки! «Маги, магвочки и всякая магвочь! С вами снова я, ваша лю­бимая Склеппи, которую мерзкая Грызианка дер­жит на вторых ролях, хотя сама кошка драная и мизинца ее не стоит! В школе Тибидохс вызывают духов хаоса, и все это в двух шагах от Жутких Во­рот! Куды смотрит общая общественность, когда волшебные волшебники творят свой беспредель­ный беспредел?» — затараторила Гробыня.

— Склепова, ты отравлена тележурналисти­кой! — убежденно заявил Ягун.

— Что, завидуешь, комментатор, что тебе яда не хватило? Ладно, проехали! Гуня, сколько време­ни? Долго я просидела внутри Поклепа?

Гуня взглянул на треснутые командирские ча­сы, которые в серьезных схватках он нередко ис­пользовал как кастет.

— Час ночи!

Таня вздрогнула и кинулась к окну. Крыша Башни Призраков видна была как на ладони. Тане почудилось, она увидела мелькнувший на крыше голубоватый огонек.

Гробыня зевнула.

— У тебя много слов-паразитов, Гуня! Да и сам ты, если разобраться, паразит!.. Почеши мне между лопатками, пожалуйста. Почему-то всегда, когда я ругаю Гломова, у меня чешется спина. Может, Гуня сильный маг или это голос совести? Ну там: «Опо­здала на электричку. Нет денег на такси. Ночью дома не ждите. Ваша совесть».

Таня поклялась себе, что больше не посмотрит в окно. Невольно она бросила взгляд на Ваньку, желая окончательно убедиться, что на крыше не он. Ванька стоял рядом и водил пальцем по фи­гуркам зверей, вырезанным на стене.

— Художник хорошо представляет анатомию драконов, а вот со слонами у него напряг, — ска­зал он.

«Я никуда не пойду! Пусть мерзнет там всю ночь, если он больной на голову», — решила Таня и тотчас уверилась, что так и поступит. Однако — а Таня никогда себя не обманывала — в мысли, что Бейбарсов будет сидеть на крыше всю ночь и ждать, было что-то довольно приятное.

«Его могут засечь вампиры. Они где-то здесь. У них «Раздиратель некромагов», — постучалась в сознание Тани еще одна мысль.

— Что-то случилось? — спросил Ванька, обора­чиваясь. У него был особый дар: он всегда без­ошибочно улавливал настроение Тани.

— Нет. А почему ты решил, что что-то случи­лось?.. — нервно спросила Таня.

— Ты уже минуту выщипываешь свой свитер! Таня недоверчиво уставилась на свои пальцы.

Пол у ее ног был весь усыпан комками шерсти.

— Он был какой-то неравномерно пушистый! Меня это раздражало.

— Зато теперь он местами лысый, — сказал Ванька.

— А, ну да... Ну все, до завтра! Я хочу спать! — Таня торопливо выскользнула наружу.

Огонек на крыше Башни Призраков продол­жал призывно мерцать.



glava-3-opit-i-problemi-razvitiya-respubliki-kazahstan-kak-obekta-privlekatelnogo-dlya-turistov.html
glava-3-opriskivatel-iz-amerikanskogo-skafandra-priklyucheniya-shuri-holmova-i-feldshera-vacmana-pervij-sovetskij-chelovek-na-lune.html
glava-3-organi-mestnogo-samoupravleniya-volgogradai-dolzhnostnie-lica-mestnogo-samoupravleniya-volgograda.html
glava-3-organizaciya-beznalichnih-raschetov-v-narodnom-hozyajstve-kassovaya-rabota-bankov.html
glava-3-organizaciya-i-provedenie-avarijno-spasatelnih-rabot-na-promishlennih-obektah-v-hode-likvidacii-posledstvij-chs.html
glava-3-organizaciya-karaulnoj-sluzhbi-i-podgotovka-karaulov-postanovlenie-madzhlisi-namoyandagon-madzhlisi-oli.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/voprosi-k-kandidatskomu-ekzamenu-po-specialnosti-13-00-05-teoriya-metodika-i-organizaciya-socialno-kulturnoj-deyatelnosti.html
  • desk.bystrickaya.ru/plan-konspekt-uroka-po-tehnologii-v-9-klasse-posvyashennogo-65-letiyu-pobedi-v-velikoj-otechestvennoj-vojne.html
  • lecture.bystrickaya.ru/a-n-leontev-stranica-4.html
  • institute.bystrickaya.ru/godovoj-otchet-oao-otp-bank-za-2010-god.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/fonostenografiya-stranica-5.html
  • esse.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-po-predmetu-algebra.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-po-discipline-kulturologiya.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/metodika-i-tehnologii-socialno-pedagogicheskoj-deyatelnosti-voprosi-dlya-obsuzhdeniya-principi-socialnoj-pedagogiki-sushnost-metodov-socialno-pedagogicheskoj-deyatelnosti.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tema-9-strategicheskoe-i-operativnoe-planirovanie-marketinga-na-predpriyatii-posledovatelnost-razrabotki-planov.html
  • desk.bystrickaya.ru/organizacionno-metodicheskaya-deyatelnost-plan-raboti-upravleniya-obrazovaniya-starooskolskogo-gorodskogo-okruga-na-2010-god.html
  • notebook.bystrickaya.ru/kassacionnoe-proizvodstvo-i-ego-problemi-chast-2.html
  • tests.bystrickaya.ru/metodicheskie-rekomendacii-po-provedeniyu-uchebno-proizvodstvennoj-praktiki-studentov-vuzov-i-srednih-specialnih-uchebnih-zavedenij-v-arhive-prezidenta-respubliki-kazahstan.html
  • holiday.bystrickaya.ru/obsherossijskij-klassifikator-produkcii-ok-005-93-utv-postanovleniem-gosstandarta-rf-ot-30-12-1993-n-301-data-vvedeniya-01-07-1994-kodi-01-0000-51-7800-stranica-59.html
  • desk.bystrickaya.ru/otchet-o-hode-i-effektivnosti-realizacii-vedomstvennih-celevih-programm-za-2010-god-vedomstvennaya-celevaya-programma-upravlenie-kachestvom-v-zdravoohranenii-na-2008-2011-godi.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/metodicheskie-rekomendacii-po-vipolneniyu-samostoyatelnoj-raboti-k-uchebnoj-discipline-biologiya.html
  • spur.bystrickaya.ru/literatura-anikeeva-n-e-n-anikeeva.html
  • institute.bystrickaya.ru/glava-desyataya-sergej-suhinov-bitva-v-podzemnoj-strane-bez-kartinok.html
  • knigi.bystrickaya.ru/sabati-tairibi-abajdi.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/lekciya-1-7-sent.html
  • bukva.bystrickaya.ru/protokol-3-soveshaniya-aktiva-mnogokvartirnih-domov-rajona-marino-upravlyaemih-oao-uk-gorodskaya.html
  • lesson.bystrickaya.ru/p-ya-grigorev-holodnie-blyuda-i-zakuski-chast-6.html
  • essay.bystrickaya.ru/ekonomicheskoe-soderzhanie-kapitala.html
  • school.bystrickaya.ru/bankovskoe-delo-chast-3.html
  • diploma.bystrickaya.ru/vejvlet-analiz-signalov-i-ego-primenenie.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/prikaz-ot-30-08-2010-g-969-g-kemerovo-oporyadke-obespecheniya-dostupa-k-informacii-o-deyatelnosti-departamenta-ohrani-zdorovya.html
  • school.bystrickaya.ru/bezopasnost-informacionnih-tehnologij.html
  • klass.bystrickaya.ru/b-korpusini-bos-memlekettk-kmshlk-lauazimina-ornalasu-shn-tmeng-memlekettk-kmshlk-lauazimina-zhalpi-konkurs.html
  • assessments.bystrickaya.ru/elektrodvigateli-asinhronnie-doverennosti-i-pasporta-dlya-polucheniya-schetov-po-elektronnoj-pochte-vam-neobhodimo.html
  • testyi.bystrickaya.ru/avtor-programmi-docent-kafedri-predprinimatelskogo-prava-kandidat-yuridicheskih-nauk-kondrashkova-o-n.html
  • desk.bystrickaya.ru/osobie-ekonomicheskie-zoni-kak-institucionalnie-instrumenti-vklyucheniya-rossii-v-globaliziruyusheesya-mirovoe-hozyajstvo.html
  • lesson.bystrickaya.ru/osnovi-logisticheskoj-koncepcii.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/yazik-programmirovaniya-si.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/sovremennoe-sostoyanie-rossijskogo-profsoyuznogo-dvizheniya-ego-vklad-v-formirovanie-i-stanovlenie-grazhdanskogo-obshestva-v-rossijskoj-federacii.html
  • letter.bystrickaya.ru/metodika-ischisleniya-nalogooblagaemoj-pribili-platezhi-predpriyatiya-v-byudzhet-ponyatiya-i-metodi-minimizacii-predprinimatelskih-riskov.html
  • grade.bystrickaya.ru/obrazovanie-zemli14-sentyabrya-metodicheskoe-posobie-po-discipline-koncepcii-sovremennogo-estestvoznaniya-soderzhit.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.