.RU

Глава о том, как сыщики находят укрытие, а неприятности – сыщиков - И. Потанина История одной истерии


Глава о том, как сыщики находят укрытие, а неприятности – сыщиков.

Настасья корчилась от хохота на пассажирском сидении, а неуемная Тигра и не думала реагировать на мои просьбы. Кажется, обе девочки считали, что я не всерьез. В самом деле, кому может прийти в голову, что общество Существа может оказаться нежеланным. С поистине героическим спокойствием Существо выслушивало очередной поток слов, свидетельствующий о том, что в данный момент помощь мне не нужна, дегенеративно хихикало, указывая, что считает все сказанное забавной шуткой, и упорно продолжало преследовать меня на… ядовито-зеленом мотороллере. Да, да! В час пик старинные улочки центра становились особенно узкими, и старине Форду было попросту негде разогнаться. От пробки до пробки, от светофора до светофора, от очередного открытого люка до взявшего управление перекрестком в свои руки регулировщика, я добиралась, оторвавшись от преследовательницы. Но жуткий мотороллер вновь и вновь догонял меня во время вынужденных остановок.

Ох уж мне эти типичные представители нового поколения! Такое понятие, как «доброжелательность» для них считается чем-то неимоверно устаревшим. Друг с другом они разговаривают исключительно в задиристо-язвительной манере, что считается признаком уверенности в себе и остроумия. Я собственными ушами слышала, как один тинэйджер с пафосом сгорающего от обилия страсти Ромео, признавался своей подруге в самых сокровенных чувствах словами: «Машка, сука, ведь я же люблю тебя!» И ничего. Пассия ничуть не обиделась. Напротив. Ответила что-то вроде: «Ну, наконец-то ты, козел дранный, мне это сказал». Как следствие – этих деток совершенно невозможно обидеть и отшить. Любые гневные слова для них являются обычной шутливой манерой общения.

А отшить Тигру очень хотелось. Девочка, к Настасьиному восторгу и моему негодованию, вбила себе в голову, что обязана сопровождать меня. Якобы, её, Тигрина, помощь может сыграть решающую роль, как в поисках пропавших актрис, так и в убеждении председателя родительского комитета нанять меня для расследования.

Когда Зинаида Максимовна, закончив с подробностями дела, сообщила мне, кто именно является спонсором расследования, я сначала очень удивилась, потом подумала хорошенько и катастрофически расстроилась. Шумилов Эдуард Семенович, человек, создавший и издающий единственный в стране литературный журнал, печатающий произведения начинающих авторов. На какие только ухищрения ни шли мои бывшие коллеги- журналисты, дабы встретиться с этим человеком! Нет, нет, охотились они отнюдь не из соображений взять у него интервью, или как-то по-другому проиллюстрировать широкой общественности жизнь издателя известного журнала. Поговорить с Шумиловым мечтали совсем о другом. О сокровенном: о заветной рукописи, о планируемом литературном шедевре, о писательских гонорарах и возможности напечататься. Всю молодость я тоже мечтала показать кому-то из этого журнала начало моей Настоящей Книги. Как и у всякого бывшего студента-филолога, у меня таковая, естественно, имелась еще с первого курса. И, конечно же, руки так и не дошли до написания продолжения.

«Вот если б Шумилов заинтересовался моим творчеством», – закатывая тогда еще наивные глазки, мечтала когда-то я, - «Если б сказал: «Ах, Катерина, вы обязаны довести это замечательное творение до конца!»… Тогда, конечно, я бы разорвала бесконечную вереницу текущих дел и без остатка отдалась бы творчеству…» Насколько я понимаю, о подобном в определенном возрасте грезили в нашем городе все более или менее творческие личности.

Увы, те из них, у которых хватало азарта и смекалки все-таки добиться встречи с Шумиловым, особо счастливыми себя после этого не считали. Эдуард Семенович всякий раз отсылал авторов на переговоры с редакторами, отказываясь давать какие-либо личные рекомендации.

В общем, Шумилов слыл человеком до занудства принципиальным, циничным и даже суровым. Действующим всегда наверняка и никогда не отступающим от единожды установленных правил и канонов. Надлежало признаться, что убедить такого скептика, как Эдуард Шумилов, в моей профпригодности, шансов было мало. Жорика, что ли, к нему отправить?

С каждой мыслью о предстоящей встрече я всё больше раздражалась.

«Ну что за жизнь такая! Мало им, что вместо того, чтоб самим нанести визит детективу, вызвали меня, так сказать, на дом. Так еще и выставили ситуацию так, будто это мне нужно, а не им. Одно слово – театралы!» – я злилась, но все равно ехала на встречу с возможным спонсором, - «А я теперь доказывай Шумилову, что я не верблюд… Ну уж нет!»

С тех пор, как литературные бредни юности покинули мою голову, г-н Шумилов перестал представлять для меня какой-либо интерес. Встречаться с этим занудой сейчас, а тем более очаровывать его, мне не хотелось совершенно.

«Будь, что будет!» – торжественно решила я, - «Никаких улыбочек, никаких попыток «произвести впечатление»… Или примет меня такой, какая я есть, или пусть сам перевоплощается в детектива и ищет пропавших актрис».

С другой стороны, исчезнувших девочек было очень жаль. Жорик наверняка мог бы помочь в их розыске. Убедить Георгия явиться с визитом к Шумилову я, как ни посыпала трубку сотового телефона мольбами и угрозами, так и не смогла. Мой же внешний вид, предлагающий общественному вниманию легкомысленную особу слабого пола и возраста, вряд ли смог бы внушить привередливому старикашке-издателю должное доверие. (Отчего-то я была уверена, что Шумилову должно быть около шестидесяти. Видимо, как и всякая женщина, связавшая жизнь с мужчиной среднего достатка, я подсознательно утешала себя, полагая, что все богатые джентльмены – сплошь старики и страшилища.)

Определиться с планируемой манерой поведения в кабинете у главы журнала я так и не смогла. Без умолку тараторящая о чем-то незначительном Сестрица и неуклонно догоняющий нас на светофорах зеленый мотороллер никак не давали сосредоточиться.

Упрямое Существо, похоже, задалось целью довести меня до белого каления. При выходе из ДК я наткнулась на Настасью, которая расспрашивала Тигру о подробностях исчезновения девочек. Сестрица при этом с таким восторгом ловила каждое слово Существа, что я даже задалась вопросом, не проколоты ли случайно у Тигры гланды. Иначе чего бы Настасья с таким интересом заглядывала в рот рассказчице? Услышав, что я направляюсь на «смотрины», Тигра понимающе закивала, небрежно бросила что-то вроде: «А. Ну этого типа я беру на себя», и уселась на свой мотороллер. С тех пор я пыталась убедить её, что «брать на себя» никаких типов не стоит. А стоит как раз не брать на себя слишком много и оставить меня в покое. Хотя, не скрою, в глубине души мне было жутко интересно узнать: что же Существо, спрашивается, с «этим типом» собирается делать?! Конечно же, допустить встречу почтенного издателя с Тигрой (с этим Ужасом, с этим концентратом идей прогрессивного сумасшествия!) я никак не могла. Даже ради собственного многоуважаемого любопытства.

Парковка стоила мне одну гривну и массу растраченных нервов. Нет-нет, парковщик был чрезвычайно мил, и место для Форда подобралось вполне приличное. Но Существо! Тигра и не думала бросать преследование. Теперь она кружила на своем зеленом жеребце вокруг уже пешей меня.

Признаться, я слегка оторопела. Где-то с полминуты ушло на осознание того факта, что Существо может изъясняться столь изысканными словесными конструкциями, а потом еще столько же на переваривание смысла сказанного.

«Вот тебе и «двух слов связать не может», вот тебе и «язвительная манера»…» - мягко прошелестела в мозгу ужасная догадка о собственном несправедливом отношении. Конечно, я прогнала её, отказавшись слушать. Исключения лишь подтверждают правила. Может, у Существа случилось временное помутнение рассудка и от этого оно вдруг разговаривать научилось.

Тьфу! Ну вот, теперь я разучилась разговаривать. Может, это вирус? Точно! Существо стало нормально формулировать мысли, а я мямлить… Переходящий вирус.

Тигра вместе с Настасьей звонко хохотали, когда я пыталась объяснить им свою теорию. Похоже, даже обернись я сейчас хладным трупом, происходящее показалось бы им прекрасной шуткой. Относиться ко мне всерьез эти особы и не собирались. Пришлось прибегнуть к некоторым ухищрениям.

- Значит так! – очень серьезным тоном сообщила я, - Игры в сторону! Хотите помогать, отправляйтесь ко мне домой, точнее, в офис, точнее, в дом, который днем служит офисом, точнее … Впрочем, неважно. Разыщите Георгия. Он там наверняка где-то в районе холодильника. Настасья знает, о ком речь. И расскажите ему все, что знаете об этом деле.

Тигра с удовольствием надула еще один жвачный пузырь и, не прощаясь, уехала прочь.

Настасья мило улыбнулась, привычным жестом нащупала что-то в своем рюкзачке и извлекла это наружу.

В моих руках было слабое подобие визитки. На обскубанном маникюрными ножницами куске белого картона вычурным шрифтом темно-синим фломастером было выведено:

«КРОль НАстя. Для друзей - КРОНА. Звонить всегда ».

Ниже следовали домашний, рабочий и сотовый номера телефонов. Ну, предположим, с рабочим понятно – это был мой домашний номер телефона. А вот с сотовым? Тем не менее, я решила похвалить сестру. Все-таки ребенок старался.

Настасья скривилась, словно от зубной боли.

Так-с. Очередная дань времени – обмен несуществующими номерами несуществующих мобильных телефонов. Просто так. Из вежливости. Дабы не дать этому маразму окрепнуть окончательно, я разрешила Настасье вписывать в свою визитку мой номер сотового, клятвенно пообещав подзывать Сестрицу всякий раз, когда ей будут звонить.

Обогнув кишащее импортно одетыми людьми импортное здание Макдоналдса, мы с Настасьей спустились по узенькому переулку и попали на нужную улицу. Отсылая меня к Шумилову, режиссерша принялась так подробно объяснять мне, где находится офис издателя, что передо мной замаячила перспектива слушать эти объяснения до поздней ночи. Испугавшись, я попросила просто записать мне адрес офиса и теперь собиралась найти нужный дом самостоятельно. Как только мы с Настасьей оказались на искомой улице, начался дождь.

Подобный диалог скрашивал нам бездеятельное топтание на одном месте под ветхим козырьком старинного подъезда. Дождь все усиливался, и я откровенно нервничала. Потому, что опаздывала. Потому, что прилизанные сосульки мокрых прядей, свисающие с моей головы, никак нельзя было назвать прической приличной женщины. Потому, что Тигра, похоже, обиделась. Потому, что все вообще представлялось мне теперь в мрачном свете. Настасья, напротив, прибывала в наилучшем расположении духа.

Ничуть не щадя мою нервную систему, кто-то еще больше усилил дождь и включил ветер. Пришлось искать более надежное укрытие. Мы зашли в подъезд.

Подсвеченная зловеще-тусклой лампочкой, на двери квартиры номер один красовалась бронзовая табличка:

«Музей одного литератора. Выход платный».

Несколько раз протерев глаза, я решила, что передо мной просто-напросто опечатка.

Отказаться от такой «манны небесной» я себе позволить не могла. И потом, действительно ведь интересно. Прямо в центре родного города, никому не ведомый, располагается литературный музей, а мы его, значит, игнорируем. Нехорошо.

Не найдя звонка, я три раза постучала. Тяжелая дверь отворилась со средневековым скрипом.

Молниеносным жестом я схватила Сестрицу за плечи и выдернула её из странного помещения. Сначала надлежало разобраться в ситуации, потом уже заходить.

Последние слова джентльмен произнес настолько серьезно, что сомнений больше не оставалось – он шутил. Просто-напросто очередной разыгрывающий публику театрал. И где их столько взялось на мою голову?

Джентльмен на миг оторопел от столь активного ответного маразма, но быстро взял себя в руки.

Оставалось только пожалеть, что я отослала Тигру. После последнего заявления можно было смело потребовать экскурсии для троих всего за четыре гривны.

Я мельком глянула на сестрицу и, мягко дотронувшись до её подбородка, вернула на место отвисшую челюсть впечатлительного ребенка.

Я невольно поежилась.

Джентльмен тоже поежился. От моих слов ему явно сделалось не по себе.

Я никак не могла понять, шутит мой собеседник или нет, поэтому, вместо того, чтоб возражать, стояла и глупо смотрела на говорящего. В этот момент подъездная дверь скрипнула, и к нам с Настасьей направился здоровенный детина лет тридцати с совершенно восторженной улыбкой больного человека. Одет он был в измазанный мазутом рабочий комбинезон. Левый угол нелепой улыбки отчего-то нервно подрагивал.

Детина мой вопрос проигнорировал абсолютно и вопросительно глянул на хозяина музея.

Честно говоря, после всего услышанного, мне действительно хотелось попасть внутрь. Неужели, обычная квартира? Мысль о подобных махинациях отчего-то показалась мне жутко забавной.

Увы, Настасья была права, времени на удовлетворение собственного любопытства уже не оставалось. Я, извинившись, распрощалась с джентльменом, получив, к собственному немалому удивлению, приглашение заходить, когда будет время. Не в музей. Просто на чашечку чая. Совершенно бесплатно. И даже заварку с собой приносить не надо. Просто, как оказалось, джентльмену было приятно со мной пообщаться.

Я промолчала. К тому, что мне интересно общаться всегда с теми, с кем нормальным людям становится «не по себе», я уже давно привыкла. Сестрица опасливо оглянулась и застыла с гримасой ужаса на лице. Одним шагом преодолевая сразу несколько луж, многозначительно размахивая руками и мыча, за нами гнался Петрович. В его отчаянной жестикуляции и впрямь сквозило нечто пугающее. Я невольно попятилась. Настасья тут же попыталась спрятаться за моей спиной. Дудки! Прошли времена, когда она легко могла сделать это. Платформы на кроссовках делали Сестрицу даже несколько выше меня.

Бежать было глупо. С замиранием сердца обе мы следили за стремительно приближающейся фигурой глухонемого. В метре от нас Петрович вдруг остановился и, глядя излучающими болезненный восторг глазами куда-то внутрь себя, попытался выхватить нечто из-за пазухи.

Мне этот его жест абсолютно не понравился.

  1. ^ Глава о том, как любовная лодка героини разбилась задолго до столкновения с бытом.

Надлежало закричать, попытаться отскочить в сторону, полностью прикрыть собой Настасью … Вместо этого я тупо наблюдала за странными движениями Петровича. Вытаскиваемый предмет зацепился за что-то внутри комбинезона и никак не хотел показываться наружу.

Прочитав по моим губам суть произнесенного, глухонемой замотал головой еще более отчаянно и, под звук рвущихся ниток, вытащил на свет небольшую книжицу в твердой обложке. «Хомутов П.С. Рассказы для животных» - было написано на обложке.

Стоит заметить, что столь приветливые интонации мой организм всегда включал, когда требовалось скрыть испуг или растерянность. Пятясь от улыбающегося Петровича, я чуть не упала, споткнувшись. Забрызгала себя и сестрицу грязью, неприлично выругалась, и попыталась заставить себя успокоиться. На тыльной стороне обложки красовалась обещанная дарственная надпись: «Нежданным посетительницам от автора».

Название книжки меня, безусловно, заинтриговало.

В этот момент у меня зазвонил сотовый. Определитель высвечивал совершенно неизвестный мне номер.

Похоже, Шумилову и в голову не приходило, что при разговорах по сотовому можно быть кратким. Он явно был не из тех, кто экономит. Терпеть не могу, когда люди глупо тратят деньги.

- А где вы есть? – стараясь задать более живой темп разговора, поинтересовалась я.

Хорошо, что для меня входящие звонки этой сети были бесплатны.

Не дожидаясь появления издателя, я потащила Настасью к указанному дому. С момента угрожающего приближения Петровича, я отчего-то держала Сестрицу за руку. Спустя несколько мгновений на одном из балконов второго этажа вышеобозначенного строения показалась высокая мужская фигура в пушистом свитере.

Я находилась уже непосредственно под балконом. Шумилов же смотрел на внушительных лет и размеров даму в светло-сером плаще, пересекающую в данный момент улицу.

У Шумилова хватило чувства юмора не понимать меня буквально, и заглянуть все-таки под балкон, а не себе под ноги.

Оставляя на витой лестнице подъезда мокрые следы, мы с Сестрицей последовали полученным указаниям. Голос Шумилова казался на удивление молодым. Честно говоря, после телефонного разговора я шла производить на спонсора впечатление с все нарастающим энтузиазмом.

Обычная двухкомнатная квартира, переделанная под офис. Все ясно. Афишировать свое местонахождение перед широкой публикой Шумилов не хотел. Неудивительно, что в Городе он пользовался репутацией человека, встречи с которым добиться довольно сложно.

Мы с Настасьей прошли в кабинет, откуда доносился голос Издателя. Книги, журналы, журналы, книги. Я засмотрелась по сторонам.

Во все глаза я смотрела на г-на Шумилова, и прилагала неимоверные усилия, дабы не выдать своего волнения. И никакой он не старик. Молодой человек, немногим старше меня… Усталые серые глаза смотрели приветливо, немного удивленно и в то же время как-то тоскливо. Утонченные черты лица, благородная посадка головы, плавные движения, - все это придавало Шумилову какой-то абсолютно нездешний вид. Казалось, будто он прибыл сюда совсем недавно и из какого-то другого мира. Оттуда, где не бывает хмурой погоды, где люди не кричат в телефон, а юные девы не исчезают из родительских домов без разрешения. Признаки нашей реальности, казалось, приводят Шумилова в замешательство.

Я невольно вспомнила об испорченной прическе и вдруг покраснела. Мысленно пообещав самой себе, что побреюсь налысо, если эта дурацкая прическа еще раз позволит себе испортиться в столь неподходящий момент, я совершенно непроизвольно приосанилась и улыбнулась одной из своих самых обворожительных улыбок.

«Внимание! Внимание!» – горланила сирена Здравого Смысла в моих мозгах, - «Нас несет куда-то не туда! Опомнись! Что за заискивание перед клиентом!»

Пришлось заставить себя опомниться. Выражение моего лица моментально приняло суровый и недружелюбный вид. Для убедительности, я достала блокнот и принялась что-то записывать. Издатель, наконец, положил телефонную трубку.

О нет! Еще и приятен в общении! Это уж явное издевательство. Вообще говоря, я терпеть не могу мужчин, которые мне нравятся. Их появление на моем горизонте всегда влекло за собой такую массу проблем…

Шумилов, видимо, решил, что перед ним барышня с прескверным характером и, пожав плечами, полез за своим блокнотом. Так мы и сидели, упершись глазами в записные книжки и лихорадочно соображая, с чего бы начать разговор.

Честно говоря, тон был сейчас единственной сухой частью меня, поэтому от любого горячего напитка я бы не отказалась. Но образ строгой деловой дамы не позволял мне радостно принять предложение.

Я поняла Шумилова с полуслова.

Настасья послушно вышла, и мы с Шумиловым остались одни. Наши взгляды вдруг встретились, и я невольно вздрогнула.

Нет, вы не подумайте, я вовсе не легкомысленная влюбчивая особа. Просто существует ряд мужчин, которые магнетически действуют на мою психику. Конечно, наличие в моей жизни Георгия не давало любой вспыхнувшей в душе симпатии перерасти во что-то большее. Но факт оставался фактом. В присутствии г-на Шумилова легкомысленной части меня стоило больших усилий оставаться хладнокровной и не начинать кокетничать или строить глазки.

Между прочим, я имела полное право на подобное поведение. Манеры Георгия в последнее время оставляли желать лучшего. Вот я и желала! И ничего удивительного, что встретив этого лучшего, я не испытывала ни малейших угрызений совести. В конце концов, Жорик сам виноват! Не нужно было впадать в свою любимую равнодушно-ироничную манеру общения. За мной нужно ухаживать, меня нужно носить на руках, мне нужно назначать свидания и являться на них исключительно с цветами и по водосточной трубе! Ну и что, что мы живем на первом этаже с решетками на окнах! Романтика от этого страдать не должна! В общем, ничего плохого в антиделовом настрое части меня по отношению к свежеприобретенному издателю не было. Ну, или почти ничего…

Шумилов слегка расширил глаза и склонил голову на бок, но тактично промолчал. Рука его замерла над блокнотом для записей.

И вот тут меня понесло. Конечно, название нашего с Жориком агентства я уже десять раз вспомнила. Конечно, могла хоть сейчас продиктовать по памяти номера телефонов наших предыдущих клиентов, которые наверняка дали бы моей работе отличные рекомендации. Но делать это все я уже не хотела. Мгновенно вспомнилось всё. И моё отвращение к подобным «смотринам», и бесценность растрачиваемого на них времени, и испорченная прическа, разумеется. Плотина приличия вдруг перестала сдерживать меня, и невесть откуда взявшееся возмущение полилось через край.

Во время своего монолога я не усидела и, поднявшись с кресла, принялась расхаживать по кабинету, оставляя мокрые следы на темно-сером ковровом покрытии. Шумилов смотрел на меня настороженно, с примесью сочувствия и легкого раздражения.

Я мгновенно сникла, понимая, что переборщила.

Здесь нужно заметить, что, переобщавшись с одной подругой детства, я умудрилась перенять от неё совершенно несвойственную мне ранее пафосность и категоричность. Моя мама была права, когда утверждала, что я легко поддаюсь чужому влиянию, причем отдаю предпочтение негативным сторонам этого самого влияния. Нет, чтобы перенять от подруги деловую хватку или светские манеры… Увы, я заразилась её редким талантом раздувать трагедии из мелочей. Теперь, стоило мне заговорить о какой-то мелкой неприятности, как, увлекшись, я начинала рассказывать о ней, уже как о крупной трагедии. При этом я сама начинала верить собственным словам, накручивала себя и окружающих и делалась совершенно невыносимой в общении. Вот, как сейчас. Человек всего лишь хотел навести справки о нашем агентстве… Сейчас все так делают. Мода такая – наводить справки… Что здесь, собственно, плохого?

Мне сделалось стыдно.

Подозрительное отсутствие любопытства Сестрицы меня слегка насторожило. По идее, ей должно было быть дико интересно послушать мой разговор с Шумиловым.

Понятно, Настасья выбрала замечательное время для заведения новых подружек! Впрочем, тем лучше. Не будет мешать при разговоре с заказчиком. Хотя, собственно, чему тут уже можно помешать? Все и так безнадежно испорчено.

От подобной наглости Шумилов слегка оторопел.

У него оказалась очень приятная улыбка. Лишенная всякой официальности. Домашняя, располагающая.

В ответ на это наблюдение легкомысленной части меня, другая я еще сильнее поджала губы, снова превращаясь в деловую фурию.

Фурия не сводила глаз с лица хозяина кабинета, видимо рассчитывая, что её взгляд заставит его немедленно раскаяться и признаться в чем-нибудь ужасающем.

Похоже, Шумилова крепко достали желающие напечататься, потому что, услышав, что я не из них, он сразу успокоился. Зазвонивший тут же телефонный аппарат заставил издателя снова насторожиться.

- Извините, - кинул он мне, и погрузился в решение будничных рабочих проблем. Я так усердно пыталась не подслушивать этот телефонный разговор, что до сих пор могу дословно воспроизвести весь текст издателя. Вот так вот странно устроена моя память: самопроизвольно записывает в себя именно то, о чем я стараюсь забыть, и крайне безалаберно относится к хранению важной для меня информации.

На месте Шумилова я бы обиделась на пренебрежительную интонацию последних слов. Но его заинтересовало другое.

Шумилов смотрел на меня так, будто я вдруг начала представлять собой угрозу для общества. Похоже, последние мои слова окончательно разуверили его в моем психическом здоровье.

Если кто-то не вписывался в принятые мною понятия о жизни, он непременно должен был оказаться психически больным. Иначе больными пришлось бы признать мои понятия.

Издатель, казалось, не расслышал. По крайней мере, ожидаемого одобрения, связанного с моим умением ценить красивые идеи, на его лице не отразилось. Я даже немного обиделась. Впрочем, чему удивляться? Сама виновата.

«М-да, похоже, отныне приятное впечатление и я – вещи несовместимые. По крайней мере, для г-на Шумилова. Жаль. Подобное мнение могло бы развиться у него значительно позже, и развиваться значительно романтичнее», - вновь заговорила легкомысленная часть меня.

«И как, спрашивается, такие мысли связаны с исчезнувшими девочками!?» – укоризненно поинтересовалась у неё остальная я.

- А что вы там говорили о глухонемом? Гнался, чтобы вручить книгу? Это забавно, да? Расскажите подробнее, будьте добры, - беззаботным тоном поинтересовался Шумилов.

Именно эта его беззаботность заставила меня окончательно прийти в себя. О каком «забавно» мы говорим? О каких «отличных идеях»? Зачем теряем время на обсасывание потешных моментов из происшедшего? Можно ли позволять себе такое, когда нужно говорить о деле?

В голосе собеседника отчетливо слышалась едва сдерживаемая ярость. Ну вот! Я, конечно, знаю, что умею выводить из себя даже самых спокойных людей. Но чтобы так быстро и незаметно для самой себя… Это рекорд.

Изо всех сил я старалась не выдать посетившей меня по таклму поводу растерянности. От этого ответ прозвучал слишком резко и самоуверенно.

Несколько секунд я осмысливала услышанное. Потом осознала, что победила. Согласие на моё участие в деле получено. Просьба приступить к расследованию прозвучала.

- Верну, - подчиняясь установившемуся ритму беседы, лаконично ответила я. Потом опомнилась, - Точнее, постараюсь вернуть. Сделаю всё от себя зависящее…

Отчего-то я не испытывала должного прилива сил от того, что таки добилась доверия Шумилова. Что-то во всем этом разговоре казалось недосказанным, недопонятым, глупым…

Шумилов, наконец, перестал сверлить во мне дырку глазами.

Я кивнула, не вполне понимая суть его вопроса.

Шумилов вдруг тяжело вздохнул и, издав уже привычное для меня «Б-р-р», приложил ладонь ко лбу.

Шумилов не удостоил мою последнюю фразу вниманием. В этот момент снова зазвонил телефон, но уже другой. С самого начала я удивилась, заметив на столе у Шумилова несколько телефонных аппаратов. Теперь ситуация прояснялась.

- Это по внутренней. Из офиса. Что-то важное, должно быть, - в качестве извинения пробормотал издатель и схватился за трубку. Как за спасительную соломинку, позволяющую хотя бы на время избавиться от ужасной меня.

Думаю, если бы взгляд действительно мог испепелять, оба телефонных аппарата г-на издателя давно прекратили бы своё существование. На этот раз они звонили хором.

В этот момент воцарилась тишина. Шумилов занервничал еще больше.

«Да-ва-йте встре-т-тим-ся вече-ро-ом!» - нараспев повторила донельзя довольная легкомысленная часть меня, - «Ха! А что же мне одеть? Надо подумать»,

Шумилов вопросительно глянул на меня и, после моего утвердительного кивка, застыл с удивленным выражением лица.

В его удивлении мне почудилось нечто унизительное.

Четыре года назад, находясь в славном городе Франкфурте, я попала в ужасную автомобильную пробку и, поддавшись обострившемуся вдруг приступу патриотизма, с гордым видом заявила своему знакомому немцу: «А вот у нас на Украине таких отвратительных пробок не бывает». «Ну конечно, у вас ведь нет автомобилей», - со свойственной немцам прямотой ответил знакомый. Выражение снисходительного удивления не сходило с лица немца в последующие два часа, которые я посвятила рассказу о том, что на Украине есть и автомобили, и свое телевиденье и масса других признаков цивилизованного общества. Чтобы пояснять о какой стране идет речь, приходилось поминутно повторять заветные слова: Чернобыль, Динамо-Киев, Братья Кличко.

Именно такое наивное буржуйское удивление отразилось на лице Шумилова после моего ответа. Как, какой-то жалкий частный детективишка, какая-то Катерина Кроль, и вдруг бывает в приличных местах?! Забавно…

Я уже хотела было возмущенно вскинуть брови, спросив невинное «Так поздно!?». Пусть знает, что я не из тех, кто занимает деловыми встречами собственное свободное время.

Но в этот момент дверь без стука отварилась, и я так и застыла с приоткрытым ртом и вскинутыми бровями.

Я хотела было закричать, что меня нагло оклеветали. Ни на какую стажировку это возмутительно себя ведущее Существо я не принимала… Но издатель не дал мне вставить и слова.

Племянница?! Так вот что имело в виду Существо, предлагая помощь в общении со спонсором… Я строго глянула в победно светящиеся глаза Тигры, и, незаметно для Шумилова, показала девочке кулак. Как она могла не сказать мне все начистоту?!

Тут в дверь тактично постучали. На пороге возник хрупкий юноша с ворохом газет. Он пристально оглядел нас и спросил нелепое:

Мы с Тигрой, не сговариваясь, прыснули со смеху.

Курьер вручил Шумилову продолговатый почтовый конверт без надписей и направился к выходу. Получатель недоуменно осмотрел конверт, нахмурился, нервно глянул на маленький монитор, стоящий на столе, и нахмурился еще больше.

Ничего не отвечая, хрупкий юноша кинулся бежать прочь, споткнувшись и выронив по дороге все газеты.

Тут снова зазвонил один из телефонов.

Мне вдруг стало жалко Шумилова. Я решила быть гуманной. Молча поднялась и направилась к дверям.

Я почувствовала себя совершенно раздавленной.

Я б и рада была бы забыть, но, увы…

Настасьи в приемной не было. Не было её и на лестничной площадке возле входа в офис-квартиру. Зато была записка в кармане моего плаща. Тем же почерком, что и первая угроза, на куске фольги от сигарет было написано: «Дорожишь сестрой? Откажись от дела». Если бы Тигра не схватила меня за руку, я, наверное, грохнулась бы с лестницы.

Вместо ответа я протянула Тигре клочок фольги от сигарет. Осторожность и подозрительность куда-то испарились. Острый приступ беспокойства за Сестрицу сделал меня глупой и опасной.

В этот момент я увидела голову Настасьи.

Через секунду вслед за головой появились и остальные части тела Сестрицы. Пыхтя и что-то бормоча себе под нос, она поднималась вверх по ступенькам.

Правильнее было бы не пугать Сестрицу раньше времени. Но в этот день я, похоже, все делала неправильно.

Всё это Настасья говорила уже на бегу. Совершенно не представляя, что буду делать с пойманным почтальоном, я все же кинулась на его поиски. В вышеописанном подъезде царил сквозняк. Дуло откуда-то из подвала. Непроизвольно, я сделала несколько шагов по подвальной лестнице.

Я и сама чувствовала, что жутко. С детства приученная бороться с пустыми страхами, я решительно отстранила Настасью и спустилась вниз. Ничего страшного не произошло. Если не считать болтающуюся от сквозняка дверь страшной находкой. Слева, в стене пролета ведущей в подвал лестницы, красовался выход на улицу. Ох уж мне эти домишки, выстроенные в центре. В них все не как у людей. Все перевернуто и абсолютно нессиметрично.


Петляя между лужами, пешеходами и прочими мелкими неприятностями, наша живописная троица направлялась на стоянку. Джинсовая тинэйджерица с плеером, «модно-кислотная» лысая девушка на мотороллере и мелкогабаритная барышня с белой блямбой вместо прически, прыгающая между ними. Ничего не скажешь – сыщики! Оставить свой чудо-транспорт у дяди в гараже Тигра категорически отказалась.

На том и порешили. Хотя, признаться, безоговорочно верить в невиновность Тигры я пока не собиралась.

Я вяло согласилась, думая о своем. Настасью надлежало немедленно отправить под охрану Георгия. Пусть сидят вместе в офисе, на телефонные звонки отвечают. Кроме того, мне не давало покоя это загадочное письмо, полученное Шумиловым. Уж слишком все это было странно.

Этим ударом я убила сразу массу зайцев. Получив задание, Тигра, наконец, почувствовала себя при деле и без лишних пререканий согласилась временно оставить меня в покое. Настасья последовала благому примеру старших товарищей и тоже начала проявлять чудеса послушания: согласилась остаться возле Георгия. Кроме того, чем черт не шутит, существовала все-таки надежда, что Тигре действительно удастся узнать содержание таинственного письма. Сама же я собиралась подробнейшим образом пересказать все Георгию и стребовать с него рекомендуемый план действий. Кроме того, мне необходимо было продумать все нюансы предстоящего разговора с Шумиловым и Ксенией.

Свои подозрения относительно причастности дочери Шумилова к написанию угрожающих записок я решила пока не высказывать. Ксении это однозначно не понравится. Издатель же и без этого довольно странно реагировал на мои расспросы о дочери. Впрочем, и на все остальные вопросы тоже. И не только на вопросы.

Я вдруг представила нас с Шумиловым со стороны и, стараясь давать объективную оценку происходящему, прокрутила в памяти состоявшийся разговор.

Он вообще был странным, этот издатель. Не удивлюсь, если даже…

«Так», – мысленно отрезвила меня самоирония, - «Подозревать своих нанимателей, похоже, уже становится у тебя дурной привычкой. Зачем им обращаться к детективу, если они не хотят, чтобы дело было распутано?»

Впрочем, я ведь ни словом не обмолвилась о том, что расследование будет вести Георгий Собаневский. Подсознательное желание очаровать издателя, похоже, заставило меня казаться несколько более самостоятельной, чем я есть на самом деле. Из всего, что я тут наговорила, Шумилов просто обязан был сделать вывод о полной моей непригодности к расследованию. Нанять меня мог лишь человек, страстно желающий запутать дело…

Нехорошие предчувствия заставили меня прибавить газ. Скорее к Георгию. Уж он-то сумеет во всем разобраться. Сумеет защитить меня и Сестрицу, сумеет найти пропавших девочек, сумеет поставить на место негодяя, который подбрасывает мне свои мерзкие записки. Нет-нет. Я не изменила принятому еще утром решению, сделать дело режиссерши своим личным делом. Просто каждый решает возникающие проблемы своими методами. Я – путем привлечения Георгия. Если мне удастся привлечь внимание Жорика к исчезновению актрис, то он, несомненно, докопается до истины. От этого дело не станет менее «моим», ведь именно я заставлю Георгия это сделать. Скорее к Жорику.

«Ничего не скажешь, хорош этот издатель?! Совсем заморочил мне голову! Как я только могла ему поверить?» - возмущалась, измученная подозрениями и разочарованная во всех на свете, легкомысленная часть меня.

Подъезжая к подъезду, я с грустью констатировала, что все мои симпатии к Шумилову испарилась без следа. Как обычно, когда очередная влюбленность оказывалась мимолетной, я немного расстроилась. Прибавленное к общему негативному состоянию это расстройство окончательно уничтожило остатки хорошего настроения. Эх, а утром это театральное дело казалось таким приятным и привлекательным…

Настасья, видимо, почувствовав мое состояние, притихла, глядя за окно. Правда, звуки из наушников её плеера конкурировали с моей автомагнитолой… Но, все равно состояние Сестрицы можно было назвать на удивление тихим. Похоже, я делала первые педагогические успехи.


  1. glavnoe-arhivnoe-upravlenie-pri-sovete-ministrov-sssr-stranica-17.html
    glavnoe-arhivnoe-upravlenie-pri-sovete-ministrov-sssr-stranica-22.html
    glavnoe-arhivnoe-upravlenie-pri-sovete-ministrov-sssr-stranica-27.html
    glavnoe-dlya-menya-prava-i-svobodi-lichnosti90-sobranie-sochinenij-tom-3.html
    glavnoe-o-kolonnovidkah-instrukciya-po-pokupke-sazhencev-plodovih-rinochnih-17-kak-podderzhat-horoshij.html
    glavnoe-planovo-ekonomicheskoe-upravlenie-smolenskogo-oblastnogo-soveta-narodnih-deputatov.html
  2. esse.bystrickaya.ru/publichnij-doklad-municipalnogo-obsheobrazovatelnogo-uchrezhdeniya-srednyaya-obsheobrazovatelnaya-shkola-s-rassvet-v-2008-2009-godu.html
  3. esse.bystrickaya.ru/programma-provedeniya-avtorskogo-metodicheskogo-seminara-treninga-dlya-uchitelej-obsheobrazovatelnih-shkol-sevastopolya-kotorie-budut-vnedryat-programmi-specialnogo-kursa.html
  4. doklad.bystrickaya.ru/viyavlenie-ponimaniya-grammaticheskih-form-slov-na-pervom-urovne-rechevogo-razvitiya-literatura-66-str.html
  5. zanyatie.bystrickaya.ru/radiotehnika-i-kosmos-chast-9.html
  6. urok.bystrickaya.ru/pravovaya-statistika.html
  7. tetrad.bystrickaya.ru/upolnomochennij-severo-kavkazskogo-kraevogo-izdatelstva-po-adigejskoj-avtonomnoj-oblasti-1928g.html
  8. abstract.bystrickaya.ru/2-rech-emocionalnogo-tipa-l-i-timofeev-ocherki-teorii-i-istorii-russkogo-stiha.html
  9. school.bystrickaya.ru/autsorsing-v-logistike-chast-2.html
  10. ucheba.bystrickaya.ru/posobie-po-vipolneniyu-kontrolnoj-raboti-dlya-studentov-fakulteta-bezotrivnogo-obucheniya-odobreno-metodicheskoj-komissiej-fakulteta-stranica-4.html
  11. uchit.bystrickaya.ru/tematika-testovih-kontrolnih-rabot-rabochej-programmi-uchebnoj-disciplini-modulya-b-1-matematika.html
  12. lesson.bystrickaya.ru/s-i-illarionov-rossiya-i-amerika-na-globalnoj-stranica-5.html
  13. shkola.bystrickaya.ru/opredelenie-parametrov-detonacii-zaryada-vv.html
  14. institute.bystrickaya.ru/glava-2-u-tyoti-pati-s-variaciyami-123.html
  15. write.bystrickaya.ru/glava-vtoraya-gumanisticheskoe-ponimanie-cheloveka-borzenko-i-m-kuvakin-v-a-kudishina-a-a-osnovi-sovremennogo-gumanizma.html
  16. institute.bystrickaya.ru/generator-zadach-po-algebre-po-teme-mnogochleni-i-ih-korni.html
  17. znanie.bystrickaya.ru/43-izpitna-programa-izpitna-programa-za-opredelyane-na-godishna-ocenka-po-blgarski-ezik-i-literatura-zadlzhitelna-podgotovka-za-x.html
  18. upbringing.bystrickaya.ru/lekciya-9-tema-metodi-menedzhmenta-osnovi-menedzhmenta.html
  19. assessments.bystrickaya.ru/doklad-o-vodohozyajstvennoj-obstanovke-po-sostoyaniyu-na-14-maya-2010-g.html
  20. laboratornaya.bystrickaya.ru/protiv-metoda-stranica-4.html
  21. pisat.bystrickaya.ru/temi-seminarov-po-teorii-evolyucii-glavi-referata-izuchennost-gruppi-predkovie-formi-osnovnie-etapi-filogeneza-sovremennoe-i-istoricheskoe-rasprostranenie.html
  22. doklad.bystrickaya.ru/uchebnoe-posobie-rekomendovano-mezhvuzovskim-uchenim-sovetom-centrosoyuza-rossijskoj-federacii-v-kachestve.html
  23. occupation.bystrickaya.ru/o-sovremennih-izmeneniyah-klimata.html
  24. paragraph.bystrickaya.ru/konfliktnaya-situaciya-iskusstvo-spora.html
  25. school.bystrickaya.ru/a-esli-kolokol-zaplachet-l-v-tarasova-chabit-poriv-literaturnij-almanah-vip-iii-bishkek-krsu-2006-217-s.html
  26. diploma.bystrickaya.ru/vpliv-zhitlovih-umov-na-zdorov-ya-ta-pobut-naselennya-ggnchn-vimogi-do-zhittya-ob-runtuvannya-no.html
  27. teacher.bystrickaya.ru/glava-2-obshie-uchetnie-principi-resheniem-soveta-direktorov.html
  28. uchitel.bystrickaya.ru/programmadisciplini-po-kafedre-sociologii-politologii-i-socialnoj-raboti-socialnaya-pedagogika-utverzhdena-nauchno-metodicheskim-sovetom-universiteta-dlya-podgotovki-v-oblasti-gumanitarnih-disciplin-habarovsk-2006.html
  29. obrazovanie.bystrickaya.ru/poyasnitelnaya-zapiska-obshie-polozheniya-annotaciya-k-publichnomu-dokladu.html
  30. ekzamen.bystrickaya.ru/samostoyatelnaya-rabota-po-teme-fajlovaya-struktura-organizacii-dannih.html
  31. uchebnik.bystrickaya.ru/upravlenie-antikrizisnimi-processami-v-promishlenno-razvitom-regione-stranica-2.html
  32. uchitel.bystrickaya.ru/razdel-2-infrastruktura-innovacionnogo-razvitiya-obrazovaniya-uralskogo-regiona.html
  33. kontrolnaya.bystrickaya.ru/programma-razvitiya-gosudarstvennogo-avtonomnogo-obrazovatelnogo-uchrezhdeniya-srednego-professionalnogo-obrazovaniya-respubliki-kareliya-sortavalskij-kolledzh-stranica-3.html
  34. thescience.bystrickaya.ru/kakuyu-psihologicheskuyu-poziciyu-vi-zanimaete-specialnie-programmi-dlya-resheniya-zadach-v-takih-oblastyah-kak-sozdanie.html
  35. teacher.bystrickaya.ru/glava-2-umstvenno-otstalie-deti-izdatelskaya-programma-specialnaya-pedagogika-i-specialnaya-psihologiya-dlya-pedagogicheskih.html
  36. desk.bystrickaya.ru/plan-konspekkt-uroka-okruzhayushego-mira-vo-2v-klasse.html
© bystrickaya.ru
Мобильный рефератник - для мобильных людей.