.RU

Глава семьдесят девятая - Пятьдесят седьмая


^ Глава семьдесят девятая Сюэ Пань берет в жены сварливую девицу; Инчунь выдают замуж за жестокого юношу
 
   Итак, едва Баоюй окончил церемонию жертвоприношения, как из зарослей лотосов послышался голос. Баоюй испуганно обернулся и, к своему удивлению, увидел Дайюй.
   – Поистине необычно и своеобразно твое жертвенное поминание. Оно не хуже «Памятной плиты Цао Э».
   Баоюй смутился.
   – Мне кажется, жертвенные поминания нынче все на один манер, и я решил сочинить что-нибудь новое. Сделал это забавы ради, никак не ожидал, что ты подслушаешь. Впрочем, почему бы тебе не подправить неудачные места?
   – Где черновик? – спросила Дайюй. – Надо прочесть его повнимательней. Ведь поминание длинное, и я не все запомнила. В памяти остались две параллельные фразы: «…сколь глубокие чувства юного отрока сердце волнуют за плотно задернутой шторой» и «сколь непомерно прискорбна судьба юной девы, засыпанной желтой землей». Эти фразы полны глубокого смысла, хотя «за плотно задернутой шторой» – выражение, в общем, избитое. Почему бы не написать о том, что ты видишь в данный момент?
   – А что я вижу, по-твоему? – спросил Баоюй.
   – Хотя бы наши окна, затянутые цветным флером, – ответила Дайюй. – Почему бы, например, не сказать: «…сколь глубокие чувства юного отрока сердце волнуют за окном, что затянуто розовым флером»?
   – Замечательно! – вскричал Баоюй. – Только ты могла так хорошо придумать. В Поднебесной столько замечательного, оно у нас перед глазами, но мы, глупцы, не замечаем. И все же я хочу тебе возразить: в твоей комнате окна затянуты флером, в моей – нет. Поэтому предложенную тобой фразу я не могу принять.
   – А что здесь особенного? – улыбнулась Дайюй. – Зачем так резко проводить грань? Мое окно можно считать и твоим, стоит ли друг от друга отдаляться? В древности даже чужие «дарили друг другу упитанных коней и теплые шубы» – что же говорить о нас с тобой? Мы ведь не чужие!
   – Не только «упитанных коней и теплые шубы», но и «желтое золото и белую яшму», и при этом не скупились, – возразил Баоюй. – Но в данном случае речь идет о женских покоях, поэтому для меня подобное выражение неприемлемо. Пожалуй, в исправленных тобой фразах я заменю «отрока» на «барышню», и будем считать, что поминание написала ты. Ты всегда была так добра к Цинвэнь, и твоя фраза о «розовом флере» стоит всего, что я написал. Давай переделаем так: «…сколь глубокие чувства юной барышни сердце волнуют за окном, что затянуто розовым флером, сколь непомерно прискорбна служанки судьба, засыпанной желтой землей». Пусть эти фразы не имеют ко мне никакого отношения, я все равно останусь доволен.
   – Цинвэнь ведь не была моей служанкой, – с улыбкой возразила Дайюй, – зачем же все исправлять? Да и слова «барышня» и «служанка» не очень к месту. Вот если бы речь шла о Цзыцзюань, тогда другое дело.
   – Ты хочешь накликать на нее смерть? – засмеялся Баоюй.
   – Это ты накликаешь, я сама ничего подобного не сказала бы, – заметила Дайюй.
   – Я знаю, как надо переделать, – вдруг радостно воскликнул Баоюй. – И все будет в порядке! Лучше всего так сказать: «За окном, что затянуто розовым флером, я – утративший счастье; под желтой могильной землей ты – гонимая злою судьбой!»
   Дайюй изменилась в лице. В словах Баоюя ей почудился намек на ее собственную судьбу, но, поборов волнение, она улыбнулась и промолвила:
   – Неплохо! Впрочем, не стоит тратить время на исправления. Займись лучше делами поважнее! Только что матушка присылала за тобой служанку, и та сказала, что завтра утром вас всех приглашают к твоему дяде Цзя Шэ по случаю помолвки Инчунь.
   – Зачем такая спешка? – воскликнул Баоюй. – Мне нездоровится, и я не знаю, смогу ли пойти!
   – Опять капризничаешь, – упрекнула его Дайюй. – Постыдился бы, ведь уже не маленький…
   Дайюй закашлялась.
   – Ветер холодный, а мы стоим как ни в чем не бывало! – заволновался Баоюй. – Так и простудиться недолго! Пойдем отсюда!
   – Мне пора домой, – проговорила Дайюй. – До завтра!
   И она свернула на дорожку. Баоюй, опечаленный, зашагал было в противоположную сторону, но тотчас же спохватился и приказал девочке-служанке проводить Дайюй до дому.
   Во дворе Наслаждения пурпуром Баоюй застал нескольких старых мамок. Мамки сказали, что госпожа Ван велела ему с утра прийти к Цзя Шэ.
   Инчунь просватали в семью Сунь, которая была родом из области Датун. Предки Суней, крупные военачальники, некогда были ярыми приверженцами гунов Нинго и Жунго и могли считаться близкими друзьями рода Цзя. Нынче только один из членов семьи Сунь жил в столице и занимал высокую должность, доставшуюся ему по наследству. Звали его Сунь Шаоцзу. Рослый и сильный, он прекрасно владел искусством верховой езды и стрельбы из лука, слыл гостеприимным, ловким и хитрым. Богатый и знатный, в расцвете лет – ему было около тридцати, он в недалеком будущем ждал повышения в должности.
   Вот за этого Сунь Шаоцзу, племянника старых друзей рода Цзя, равного по положению с Цзя Шэ, последний и решил выдать дочь замуж, о чем уже доложил матушке Цзя. Та осталась не очень довольна выбором, но, рассудив, что браки совершаются на небесах, не стала препятствовать, тем более что Цзя Шэ уже принял решение.
   – Пусть будет по-твоему, – промолвила она.
   Цзя Чжэн недолюбливал Суня, хотя Суни считались давнишними друзьями рода Цзя. Дед их, попав однажды в затруднительное положение, вынужден был просить покровительства у могущественных и влиятельных гунов Нинго и Жунго, после чего объявил себя их приверженцем.
   Цзя Чжэн уговаривал Цзя Шэ отказаться от своего намерения, но тот и слышать об этом не хотел, и Цзя Чжэну пришлось смириться.
   Баоюй никогда прежде не встречался с Сунь Шаоцзу и не имел ни малейшего желания с ним знакомиться. Однако не пойти к Цзя Шэ значило нарушить приличия.
   Близился день свадьбы, и уже в этом году Инчунь предстояло уехать в дом мужа. Когда госпожа Син попросила матушку Цзя отпустить Инчунь из сада Роскошных зрелищ, Баоюй впал в уныние, стал рассеянным и задумчивым, а когда узнал, что вместе с Инчунь дом покинут четыре служанки, пришел в отчаяние.
   – Сразу на пять непорочных дев у нас станет меньше!..
   Баоюй теперь каждый день ходил на остров Водяных каштанов, смотрел на дом, где жила Инчунь. Там было пусто, никто не мелькал за окнами, выходящими на террасу. Камыш и осока на противоположном берегу пруда, казалось, потеряли прежнюю красоту и печально поникли, словно грустили о той, что еще недавно жила здесь. Однажды, под наплывом нахлынувших чувств, Баоюй сочинил песню:


Бесчинство возле водоема
Осенний ветер учинил:
Он лотос разбросал небрежно,
Нефрит каштана омрачил…
Как не взгрустнуть листве ореха
Или осоке водяной?
Роса на листьях затвердела,
А инея все толще слой…
…О, не забыть дневные бденья,
Движенья шахматных фигур!
А ныне? Пыль на крышке шахмат,
Жилище пусто. Сам я хмур.
И в древности страдали люди,
Расставшись с другом давних лет, —
Вот и теперь один печалюсь,
Все потому, что друга нет!
 

   Он прочел стихотворение вслух, как вдруг услышал за спиной чей-то смех:
   – Опять сочиняете всякие глупости?
   Баоюй быстро обернулся и увидел Сянлин.
   – Как ты здесь очутилась, сестра? – с улыбкой спросил он. – Давно я не видел, чтобы ты гуляла.
   Сянлин всплеснула руками и захихикала:
   – Не моя в том вина. Недавно вернулся ваш брат Сюэ Пань, и я уже не так свободна, как прежде! Наша госпожа только что посылала служанок за второй госпожой Фэнцзе, но сказали, что вторая госпожа в саду. Я попросила разрешения ее поискать, а девочка-служанка, повстречавшаяся мне дорогой, сказала, что Фэнцзе в деревушке Благоухающего риса. Я как раз шла туда, когда вдруг увидела вас. Я вот о чем хочу вас спросить: как чувствует себя сестра Сижэнь? И почему так неожиданно умерла сестра Цинвэнь? Чем она болела? А теперь вторая барышня Инчунь уезжает! Как опустел сад!
   Баоюй молча слушал девушку, лишь кивал головой, а потом пригласил ее во двор Наслаждения пурпуром выпить чаю.
   – Я должна найти вторую госпожу, – ответила Сянлин, – и передать ей то, что мне велено, а потом непременно приду.
   – Неужели у тебя такое срочное поручение? – удивился Баоюй.
   – Очень срочное! Речь идет о женитьбе Сюэ Паня.
   – Да, это важно, – согласился Баоюй. – На ком же он женится? Уже целых полгода идут разговоры об этом. То хвалят девушку из семьи Чжан, то из семьи Ли, то доказывают, что девушки в семье Ван еще лучше. В чем провинились эти бедняжки, что все, кому не лень, перемывают им косточки!
   – Сейчас уже все решено, и девушек наконец оставят в покое, – заметила Сянлин.
   – Кто же избранница? – поинтересовался Баоюй.
   – Недавно ваш брат отправился в поездку и по пути навестил родственников, – начала рассказывать Сянлин. – Эти родственники числятся по ведомству финансов в ряду крупнейших торговых домов. Известны они и в наших дворцах, а в столице все, от ванов до простых торговцев, называют их Ся – коричные цветы.
   – Почему же их так называют? – удивился Баоюй.
   – Род Ся чрезвычайно богат, – продолжала Сянлин. – Одних только коричных рощ у них несколько десятков цинов. Им принадлежат все торгующие корицей лавки в столице и за ее пределами. Даже вазы с коричными деревцами, украшающие императорский дворец, присланы в дар государю этой семьей. Отсюда и прозвище. Глава семьи умер, вдова его живет с единственной дочерью, сыновей нет. Увы, в такой почтенной семье нет потомков по мужской линии!
   – Нет, и ладно, – прервал девушку Баоюй. – Ты лучше скажи, хороша ли собою барышня? Чем она так прельстила твоего господина?
   – Судьба их свела, – ответила Сянлин, – это главное. Ну и, конечно же, каждому влюбленному его избранница кажется такой же красавицей, как Си Ши. Ведь связи между обеими семьями установились давно, наш господин Сюэ Пань еще в детстве играл с барышней Ся. Кроме того, он ей доводится двоюродным братом, поэтому нет никаких препятствий для брака. В последние годы они не встречались, и когда господин Сюэ Пань приехал, тетка, увидев возмужавшего юношу, обрадовалась ему как родному сыну. От счастья она и плакала, и смеялась, затем велела дочери выйти приветствовать гостя. За время разлуки девушка стала прекрасной, словно цветок. К тому же она была образованна и сразу приглянулась господину Сюэ Паню. Он даже остался погостить, и хозяева его долго не отпускали. А как только господин Сюэ Пань вернулся домой, – стал просить матушку сосватать ему барышню Ся. Госпожа, прежде видевшая барышню Ся и считавшая ее достойной парой для сына, охотно согласилась. Она переговорила со второй госпожой Фэнцзе, та послала в семью Ся сваху, дело сладилось. Господин Сюэ Пань торопит со свадьбой, поэтому у нас много хлопот. Я тоже хочу, чтобы господин Сюэ Пань поскорее женился, тогда в нашей семье прибавится человек, умеющий сочинять стихи.
   – Хорошо, если все будет так, как ты говоришь, – усмехнулся Баоюй, – но меня беспокоит твоя дальнейшая судьба!
   – Моя? – удивилась Сянлин. – Не понимаю!
   – Что тут непонятного? Ведь после женитьбы Сюэ Пань охладеет к тебе.
   Сянлин покраснела.
   – Я с уважением к вам отношусь, а вы заводите какие-то странные разговоры! Недаром все в один голос твердят, что с вами нельзя дружить!
   Она повернулась и пошла прочь.
   Баоюй огорчился, долго стоял в растерянности, а затем, грустный, медленно побрел в направлении двора Наслаждения пурпуром.
   Всю ночь он не спал, метался в постели, а на следующий день лишился аппетита, и у него появился жар.
   К истории с обысками в саду Роскошных зрелищ, изгнанию Сыци, уходу Инчунь и воспоминаниям о Цинвэнь прибавилась простуда, схваченная Баоюем в саду, и он слег.
   Матушка Цзя очень беспокоилась и каждый день навещала внука. Госпожа Ван места себе не находила от волнения, полагая, что сын заболел из-за Цинвэнь, и уже раскаивалась, что слишком круто обошлась с девушкой. Однако чувств своих не выказывала, лишь велела служанкам хорошенько заботиться о Баоюе и дважды в день присылала врачей. Только через месяц дело пошло на поправку, целых сто дней предстояло лечиться, правда, ему разрешили есть мясное и мучное и ненадолго выходить на прогулки.
   Он мог развлекаться только у себя в комнатах, подходить к воротам сада ему было запрещено. Но прошло дней пятьдесят, а может быть, даже меньше, и к Баоюю вернулась прежняя живость – казалось, никто не может его удержать на месте. К каким только уловкам Баоюй ни прибегал, чтобы вырваться на волю, но матушка Цзя и госпожа Ван слышать ни о чем не хотели, и Баоюй в конце концов смирился.
   Вскоре Баоюй узнал, что Сюэ Пань уже ввел к себе в дом жену, что на свадьбе у него было очень весело, что девушка из семьи Ся хороша собой и образованна, и очень досадовал, что не может увидеть ее.
   А еще через некоторое время Баоюю сказали, что Инчунь переехала в дом мужа. Невольно вспоминалось то время, когда они жили рядом друг с другом. «Если даже нам доведется встретиться, – думал Баоюй, – не будет в наших отношениях прежней искренности». Мысль о том, что теперь он не сможет увидеть сестру когда пожелает, привела Баоюя в уныние. Но что поделаешь? И он старался забыться в играх со служанками. Узнай об этом Цзя Чжэн, он непременно заставил бы сына усиленно заниматься.
   Находясь безвыходно дома, Баоюй едва не разнес двор Наслаждения пурпуром, он переиграл во все игры, какие только существуют на свете… Но об этом мы рассказывать не будем.
 
   А сейчас вернемся к Сянлин. Она решила, что Баоюй посмеялся над нею, обиделась и избегала его. Она больше не приходила в сад Роскошных зрелищ и целыми днями хлопотала по дому. Сянлин была уверена, что с женитьбой Сюэ Паня положение ее в доме изменится к лучшему, ее освободят от некоторых обязанностей и у нее появится свободное время. Наверняка жена Сюэ Паня учтива и обходительна, ведь она не только красива, но и учена. И Сянлин ждала свадьбы Сюэ Паня, пожалуй, с большим нетерпением, чем он сам. А когда молодая жена переехала к мужу, Сянлин принялась прислуживать ей с усердием, на которое только была способна.
   Следует сказать, что жена Сюэ Паня, несмотря на свои семнадцать лет, была не только образованна, но еще умна и смекалиста – под стать самой Фэнцзе. Только вот беда: отец ее умер, когда она была совсем еще ребенком, мать берегла девочку, словно драгоценность, холила ее и лелеяла, исполняла каждый каприз, прощала все шалости, и девушка выросла такой же жестокой, как Дао Чжэ[251]. Она привыкла к поклонению и совершенно ни с кем не считалась. Из-за всякого пустяка вспыхивала с такой же внезапностью, как налетает ветер или грохочет гром. Еще дома в минуты раздражения она бранила и избивала служанок. А сейчас, выйдя замуж, захотела стать полновластной госпожой. Теперь ей больше не надо было казаться ни скромной, ни учтивой. Главное – забрать власть в свои руки и держать в повиновении мужа. Но Сюэ Пань был упрям, и молодая женщина решила действовать, пока не поздно. Ее злило, что у Сюэ Паня красивая наложница, и она задумала расправиться с ней, как в свое время сунский Тай-цзу с Южной Тан[252]. В детстве дочь Ся называли Цзиньгуй – Золотая корица, но слова «золото» и «корица» она произносить запрещала и сурово наказывала служанок, если они случайно нарушали приказ. Однако Цзиньгуй понимала, что такие слова, как «цветы корицы», не могут быть под запретом, и решила назвать цветы по-иному. С коричными цветами была связана легенда о дворце Гуанхань и Чан Э, и Цзиньгуй стала называть цветы корицы «цветами Чан Э».
   Сюэ Паню все быстро надоедало, но смелым он бывал, лишь когда напивался. Мало-помалу он стал во всем уступать своей очаровательной жене.
   Вот что случилось уже на втором месяце их совместной жизни. После очередного возлияния Сюэ Пань стал о чем-то советоваться с Цзиньгуй. Они поспорили. Сюэ Пань вышел из себя, сказал жене несколько резких слов и поступил по-своему. Цзиньгуй расплакалась, отказалась от еды и притворилась больной.
   Пригласили врача.
   – У больной нарушены дыхание и кровообращение, – сказал врач и прописал лекарство.
   – Никак не можешь остепениться, – ругала тетушка Сюэ сына. – Не думаешь о будущем ребенке. Твоя теща, словно феникс, растила единственную дочь, холила и лелеяла, как нежный цветок. А ты напиваешься, устраиваешь скандалы, мучаешь бедную девочку! Вот она и заболела! Теперь приходится приглашать врача, тратиться на лекарства! Сам себе нажил хлопот!
   Сюэ Пань раскаялся и решил попросить у Цзиньгуй прощения. Поддержка свекрови ободрила Цзиньгуй. Она возгордилась и совсем перестала обращать внимание на мужа.
   Сюэ Пань, не зная, как быть, только вздыхал. Как только он не ублажал Цзиньгуй, пока наконец снова не обрел ее расположение. Теперь он больше ей ни в чем не перечил и стал еще осторожнее.
   А Цзиньгуй, прибрав к рукам Сюэ Паня, взялась за тетушку Сюэ и, наконец, за Баочай.
   Баочай давно разгадала ее намерения и при всяком удобном случае намеками побуждала ее от них отказаться. Цзиньгуй же, поняв, что с Баочай не так легко справиться, стала выжидать, не допустит ли та какого-нибудь промаха; но этого не произошло, и Цзиньгуй на время смирилась.
   Однажды от нечего делать Цзиньгуй позвала Сянлин и, болтая о всяких пустяках, между прочим спросила ее о родных местах, о родителях. Сянлин отвечала, что ничего не помнит. Цзиньгуй это не понравилось, она решила, что Сянлин от нее что-то скрывает.
   – А кто придумал тебе имя Сянлин – Водяной орех? – вдруг спросила Цзиньгуй.
   – Барышня, – ответила Сянлин.
   Цзиньгуй усмехнулась:
   – Ваша барышня образованна, а даже имени не может придумать!
   – Вы так говорите, потому что не беседовали с ней, – вступилась Сянлин за свою госпожу. – Даже господин Цзя Чжэн ее хвалит!
   Если хотите узнать, что ответила Цзиньгуй, прочтите следующую главу.

ezhenedelnij-epidemiologicheskij-vestnik-voz-infekciya-u-lyudej-vizvannaya-novim-virusom-grippa-a-h-1-n-1-klinicheskie-nablyudeniya-sdelannie-vo-vremya-shkolnoj-vspishki-zabolevaniya-v-kobe-yaponiya-maj-2009-g.html
ezhenedelnij-obzor-rossijskogo-rinka-lizingovih-uslug.html
ezhenedelnij-otchet-vladimirskogo-gosudarstvennogo-universiteta-po-pnpo-17-03-2008-23-03-2008-organizacionnie-meropriyatiya.html
ezhenedelnij-vestnik-nia-turkiston-press-stranica-2.html
ezhenedelnoj-programmi-raboti-rukovodstvo-dlya-polzovatelya.html
ezhi-tumanovskij-aleksandr-dyadishev-klik-stranica-7.html
  • occupation.bystrickaya.ru/mifi-totemicheskie-kultura-pervobitnogo-obshestva.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/flosofsk-zasadi-vropejsko-model-rozvitku-ukrani.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-uchebnoj-disciplini-konspekt-lekcij.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/pravitelstvo-respubliki-bashkortostan-postanovlenie-ot-8-iyulya-2011-g-n-232-o-komplekse-mer-po-modernizacii-sistemi-obshego-obrazovaniya-respubliki-bashkortostan-v-2011-godu.html
  • books.bystrickaya.ru/blagotvoritelnost-centralnaya-pressa-lechebnoe-zaklyuchenie-snachalom-goda-v-16-regionah-rossii-startovali-pilotnie.html
  • shkola.bystrickaya.ru/razvitie-zarubezhnoj-i-otechestvennoj-yuridicheskoj-psihologii-programma-kursa-yuridicheskaya-psihologiya-po-specialnosti.html
  • desk.bystrickaya.ru/plan-raboti-nikolskoj-selskoj-biblioteki-na-2011.html
  • predmet.bystrickaya.ru/respublikanskij-konkurs-tvorcheskih-rabot-posvyashennij-65-letiyu-pobedi-v-velikoj-otechestvennoj-vojne-1941-1945-godov-mi-pomnim-ih-imena-issledovatelskaya-rabota.html
  • notebook.bystrickaya.ru/kniga-iova-domashnee-zadanie-16-lekciya-1-17-kniga-bitie-17-vremena-patriarhov-dopotopnoe-vremya-17-period-pervij.html
  • writing.bystrickaya.ru/dokazatelstvo-kak-logicheskaya-osnova-argumentacii.html
  • letter.bystrickaya.ru/nravstvennost-est-pravda.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-iv-kniga-ii.html
  • occupation.bystrickaya.ru/mirovaya-ekonomika-uchebno-metodicheskij-kompleks-po-discipline-mirovaya-ekonomika-specialnost.html
  • turn.bystrickaya.ru/pervij-mezhdunarodnij-konkurs-miss-studentka-finno-ugrii-2012-associacii-finno-ugorskih-universitetov-konkurs-provoditsya-vpervie-1-marta-2012-goda-respublika-marij-el-g-joshkar-ola.html
  • shpora.bystrickaya.ru/za-igru-za-tvoyu-velikuyu-za-utehi-tvoi-za-nezhnie-.html
  • books.bystrickaya.ru/dolzhnostnaya-instrukciya-pravila-oformleniya-blankov-upravlencheskih-dokumentov-oformlenie-organizacionno-rasporyaditelnih-dokumentov.html
  • thescience.bystrickaya.ru/istochniki-toka-elektricheskaya-cep-mou-sosh-65-g-lipeck-gogolashvili-o-v.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/antenna-izluchayushaya.html
  • books.bystrickaya.ru/dopolnitelnaya-obrazovatelnaya-programma-yunij-turist-kraeved-respubliki-komi-napravlennost-turistsko-kraevedcheskaya-dlya-obuchayushihsya-11-13-let-1-god-obucheniya.html
  • learn.bystrickaya.ru/filosofskij-krossvord.html
  • paragraf.bystrickaya.ru/zachem-nuzhen-les.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/tolkovij-slovar-psihiatricheskih-terminov-stranica-14.html
  • tasks.bystrickaya.ru/38-terapevticheskie-otdeleniya-rukovodstvo-poorganizaciirabot-i.html
  • textbook.bystrickaya.ru/istoriya-kulturi-i-religii-znamenitosti-sela-konkurs-moya-malaya-rodina-poiskovo-issledovatelskaya-rabota-po.html
  • studies.bystrickaya.ru/byurokratizaciya-apparata-upravleniya-chast-2.html
  • composition.bystrickaya.ru/plan-raboti-na-2009-20010-uchebnij-god-nauchno-prakticheskogo-seminara-merii-dlya-studencheskoj-molodezhi-goroda.html
  • studies.bystrickaya.ru/biznes-planirovanie-na-predpriyatii-3.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/programma-disciplini-pedagogika-dlya-specialnosti-050602-65-izobrazitelnoe-iskusstvo-razrabotano-stranica-3.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/fmsix-novaya-alternativa-mnogokrasochnoj-pechati.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-disciplini-ekonomika.html
  • crib.bystrickaya.ru/ispolzovanie-ukazatelej-vmesto-dvumernogo-massiva-uchebnoe-posobie-semestr-1-dlya-studentov-specialnosti-080801.html
  • urok.bystrickaya.ru/programma-disciplini-gosudarstvennie-i-municipalnie-finansi-dlya-specialnosti-080504-65-gosudarstvennoe-i-municipalnoe-upravlenie-podgotovka-specialista-avtor-sirotkina-n-g-docent.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-mu-1-2232-07.html
  • bukva.bystrickaya.ru/rossiya-v-pervoj-mirovoj-vojne-1914-1918.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/lot-5-prochie-registriruyushie-pribori-anketa-uchastnika-forma-4-17.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.